Не хотел подвести семью

Мы запускаем серию интервью с нашими коллегами,  из которых вы узнаете, кто мы – люди Thomson Reuters. Наш первый собеседник – Евгений Рассказов, директор по работе с клиентами.

 – Женя, мы знаем, что сейчас ты ведешь активный образ жизни, который еще совсем недавно не был таковым.  Что заставило в корне пересмотреть свои привычки?  

–  Действительно, как и многие, кто начал свою карьеру в 90-х, я не был большим приверженцем спорта. Специфика того времени определила и особенности ведения бизнеса и стиль жизни и, до определённой степени, привычки. Например, я курил довольно много. Вес плавно дошёл до отметки 114 кг. И, как это часто бывает, однажды сердце начало вести себя как-то не правильно. Врачи по-доброму сказали, что надо срочно всё менять – перейти от сидячего образа жизни к подвижному, бросить курить, не затягивать встречи до пяти утра и так далее, то есть начать какую-то совершенно новую и непривычную жизнь. Конечно, все эти рекомендации я собирался проигнорировать. Ничего менять мне не хотелось, всё меня устраивало и всё мне нравилось. Но одна очень логичная мысль заставила меня всё же перейти к кардинальным решениям: многие те, кто мне дорог, зависят от того, здоров я или нет – дети, жена, мои родители, родители жены… Короче, хочешь – не хочешь, а время пришло. Не хотелось подвести семью. Из всего перечисленного костоломами решил, что проще всего и эффективнее – это бросить курить.  Почему-то это показалось мне наиболее безболезненным. Я оказался не прав, поскольку процесс оказался довольно жёстким. Зато теперь консультировать могу, как это сделать. Кстати, важно бросить не первого числа и не в понедельник, а ещё важнее понимать зачем. А потом останется только продержаться полгода. Короче, получилось. Через какое-то время образовалась логическая потребность в следующем шаге. Завязывать шнурки на выдохе – просто неудобно, поверьте. В районе горизонта засветилась новая цель – сбросить вес. Лень, конечно, но начал ходить в спортзал. Со временем начинаешь чувствовать себя бодрее, сильнее и подтянутее, что ли. Удовольствие начинаешь получать. Небольшой минус от такого плюса – наступает момент, когда требуется полное обновление костюмов в шкафу. В общем, странно, но, несмотря на ранние подъёмы и всякое насилие над организмом, здоровый образ жизни как-то затягивает. И тут поехало дальше – в начале апреля 2014  я получаю по электронной почте письмо от бывшего рейтеровца, Жени Штеманетяна, без звонка, без вопросов и обсуждений, просто в одну строчку: «Пойдем в августе на Калиманджаро».  Первая мысль, конечно – это явно шутка. Какое там Килиманджаро, если я третий год до Казани доехать не могу? Но что-то меня зацепило. Начал подумывать, посмотрел фотографии на Гугле, почитал о восхождениях. Почему то были ассоциации с доктором Айболитом и ещё вспоминались бессмертные «Не ходите дети в Африку гулять» и «А-а в Африке горы вот такой вышины»…  И вот действительно – самая высокая отдельно стоящая гора в мире, бывший вулкан, самая высокая вершина Африки, сумасшедшей красоты виды, прогулки над облаками, экватор, да и Танзания – совершеннейшая экзотика, национальные парки и всё в таком духе. Вот всё интересно. И в какой-то момент я поймал себя на том, что уже сформулировал наши требования и организовал тендер среди компаний, организующих восхождение на Кили. Обсудили с Женей, и быстро собралась отличная компания желающих покорить эту вершину вместе с нами. Мой сын Влад, кстати, стал одним из участников. И уже в августе мы в Танзании, штурмуем первый пятитысячник в своей жизни.

– А как семья реагирует на твои увлечения? Это же не прогулка на велосипеде в ближайшем парке.

– Честно говоря, по-разному. С одной стороны, все меня поддерживают и радуются, когда я возвращаюсь, с другой – бывает, что сильно волнуются. Когда в январе этого года я зарегистрировался на Босфор, Люба, моя жена, два дня со мной не разговаривала (смеется).

– Почему именно Босфор, что это значит для тебя?

– Могу сказать – это не просто проплыть 6.5 км, это совершенно невероятные ощущения, ты же не просто плывешь с одного берега на другой.  Bosphorus Cross-continental Swimming Race – это заплыв, который организуется на отличном уровне олимпийским комитетом Турции, это праздник – под две тысячи спортсменов, все друг другу друзья, у всех отличное настроение и ожидание старта, тысячи болельщиков, музыка, шум, солнце, Босфор, Стамбул – всё великолепно! Старт – это кипящая вода и всплеск адреналина. Ты выходишь на середину Босфора, плывешь прямо посередине, помнишь про ориентиры и свою стратегию. При этом это настоящая гонка, особая атмосфера, но и красота невероятная, проплываешь мимо крепости, домов, спускающихся хаотично и уютно по склонам к проливу. Ощущения просто невероятные. На финише – борьба с встречным течением – выходишь, аж покачивает. Но эмоции такие, что кажется, готов проплыть второй раз. Хотя, может быть это только у меня, я же начал плавать учиться только в апреле, за три месяца до старта. Пять раз в неделю перед работой, по субботам бег, два заплыва на открытой воде. До этого в плавании использовал исключительно «сочинский», он же «бабушкин» стиль.

– Скажи, пожалуйста, а вот недавние истории с терактами и переворотом  не повлияли на твое решение участвовать?

– Честно говоря, нет. Была сложность в том, что Росавиация закрыла вылет гражданам РФ в Турцию и всех, кто собирался лететь, во всех российских аэропортах разворачивали пограничники. За три дня до старта я сдал билет и отказался от брони в гостинице, а еще через пару часов выяснилось, что можно добраться до Стамбула, если купить раздельно билеты через третью страну. Я сразу купил билеты, забронировал гостиницу и вызвал такси. Таким же образом на соревнования прибыли в результате около 170 российских участников и еще с полсотни их друзей. Если же брать мир в целом, то в списке участников заплыва было примерно на 500 человек меньше, чем зарегистрировавшихся. Наверное, это те, кто отказался от участия из-за обстановки.

– В 2014 году было покорение Килиманджаро, в прошлом – ты  покорил Эльбрус, в этом году – переплыл  Босфор. В копилке достижений два восхождения и один заплыв, что дальше?

– В августе этого года будет прекрасный Казбек с партнерами из Национального банка Грузии.  В октябре этого года в Испании состоится финал международного кубка по плаванию, где кроме заплыва среди профессионалов, пройдет гонка любителей. Хотел проплыть 5500м, но тренер уговорила зарегистрироваться на 1500м. Но будем теперь готовиться на хорошую скорость и отрабатывать технику. А в сентябре в рамках Московского марафона хочу пробежать 10 км. Для многих в нашем офисе это небольшая дистанция, но я так себе бегун, очень неспешный. Но в этот раз, думаю не просто добежать до конца, но и получить какой-то нормальный временной результат.

Можно ли сказать, что твои увлечения повлияли на работу? Если да, как именно?

– А как же, к 9:00 у меня уже не утро, раскачиваться не нужно. В каких-то случаях стало больше тем для общения. Многие сегодня ставят себе спортивные задачи. Если начинаешь с кем-то обсуждать забег или заплыв, очень часто оказывается, что многие или уже что-то пробуют или собираются. Это своего рода еще одна тема, еще одна точка соприкосновения, которая позволяет растопить лёд, наладить деловой контакт. Например, как я сказал, подняться на Казбек меня пригласили наши клиенты.

Или бывает так, кто-то еще не собирается, может быть, заняться своим здоровьем прямо сейчас, но уже начинает подумывать. Может, даже побаивается. Тогда я рассказываю о том, что я бросил курить всего 6 лет назад, а 2 года назад уже встречал рассвет на кромке кратера Калиманджаро. Еще в апреле я проплывал от стенки до стенки 23м в бассейне и по паре минут отдыхал, а в июле с наслаждением плыл по Босфору. И люди смотрят и понимают, что они тоже могут, если захотят.  А я думаю, что, если не будет лень, то еще какие-нибудь развлечения себе придумаю.