Началось все банально, и тут затянуло

Представляем второе интервью из цикла «кто мы – люди Thomson Reuters». Наш следующий собеседник Ольга Никитина, бизнес-аналитик, Thomson Reuters, рассказывает о бобрятах, волчатах, скаутах и роверах.

– Оля, если я правильно понимаю, ты давно участвуешь в скаутском движении. По моим ощущениям это все довольно необычно. Среди моих знакомых не так уж много народа, которые бы этим увлекались, а, если говорить откровенно, ты единственная. Как мне всегда казалось, это больше фишка западной культуры. А как ты к этому пришла, почему именно скаутинг, а не бег по утрам, например?

–  Мое знакомство со скаутингом произошло в 2007 году. На тот момент, как и многие, я ничего не знала о таком движении, не понимала что это, как это, и с чем можно кушать. Тогда, в 2007году, в Карелии на берегу Сямозера проводили V Российское Национальное Джамбори “100 костров”, посвященное 100-летию скаутского движения. Для Вашего понимания, Джамбори в переводе  означает «собрание всех племён». Мероприятие проходит 1 раз в 3-4 года на различных территориях страны, куда съезжаются представители различных регионов и  представители других стран для обмена опытом и знакомства друг с другом.

И тогда, в 2007 году, мои родители договорились с соседями, что я поеду в качестве сопровождения с их десятилетней внучкой в некий «скаутский» лагерь в Карелию. Говорить «нет» было уже поздно. И тогда меня ждало несколько потрясений. Во-первых, безумно интересно было вливаться в эту сферу. При подготовке к этому Джамбори, я слышала разговоры о том, как бы ребята хотели встретиться с Енотом, Дельфином или со Стрекозой. Да, все скауты имеют, так называемое, скаутское имя (которое дается при посвящении). А само же посвящение является секретным таинством, и не подлежит оглашению. Более того, мы шили мешочки с изображением Пермского медведя для благотворительной ярмарки, которая являлась частью Джамбори. Как правило, на вырученные деньги от такого мероприятия покупаются необходимые вещи для детских домов, домов престарелых и пр. И тогда я понимала, как ребята ждут этого большого слета, ждут  встречи с друзьями из других регионов, чтобы обменяться опытом, узнать что-то новое.  Второе огромное потрясение было в том, что скауты-это ребята, которые готовы помочь всегда. Самым показательным на этапе моего знакомства с движением был момент, что когда мы приехали в Петрозаводск, а в это время несколько скаутских групп из разных регионов были на  вокзальной площади, и мой руководитель несла два больших походных рюкзака (они были большими, но не тяжелыми). Когда она начала одевать один из них, к ней подошли абсолютно посторонние ребята-скауты с вопросом: «А давайте мы вам поможем?».  Для меня это было шоком, что люди, не зная друг друга, готовы просто предложить помощь, и действительно помогают. Тогда я поняла, что Скаутский закон «помощи ближним»  работает. Наверно, это и было отправной точкой моего увлечения.

И затащило… И понеслось…

В Перми мы ходили в небольшие походы, занимались с ребятами. На данный момент, я вхожу в Пермский Скаутский Центр, даже несмотря на то, что уже давно живу в Москве. Я активно помогаю Московским скаутам, но в лагеря (в том, числе и международные ездим с ПСЦ).

–  А друзья как относятся к твоему увлечению скаутингом? Или это для них абсолютно другая планета.

– Друзья, которые с этим никак не связаны, обычно говорят: «Ты что, опять  в свою секту пошла?» (смеется).  Ну и родители также реагируют. Но при этом они видят горящие глаза и понимают, что человек либо увлечен этим, либо нет.

– А тебе это зачем? Да, понятно, что это своего рода сообщество, но чтобы ходить в поход совсем не обязательно быть членом скаутского движения.  Или же это своего рода сообщество – аналог семьи. Что это?

– Во-первых, скаутские движения это не только походы. Это занятия с детьми, поездки в детские дома, обмен опытом и обучение новым премудростям. Это отдельная философия жизни. Есть свои законы, которые являются основой жизни, а после выстраивают внутренний стержень Человека (да, Человека с большой буквы). В итоге вырастают  не те избалованные дети, которых нельзя оторвать от телефона,  вырастает Человечище. Я действительно могу сказать, что скауты – это другие дети. И очень здорово смотреть и наблюдать, как они выросли и «доросли». Я их просто очень люблю.

– А как это все устроено? Сколько там детей, взрослых? В моем смутном понимании это своего рода пионерский лагерь.  Условно говоря, например, есть отряды, которые делятся по возрастам , и есть вожатые?

– Ты знаешь, если проводить прямую аналогию, то что-то в этом есть. Но некорректно говорить, что скаут – это бывший пионер. Скаутские организации – это, как правило, неполитические детские организация,  основная задача которых  через игру готовить к взрослой жизни, делать детей самостоятельными и готовыми к действию.

Здесь есть деление по возрасту на группы: скауты, бобрята и  волчата.

Бобрята  – это маленькие детки, 6-8 лет, , за которыми нужен постоянный присмотр. Волчата – более взрослая возрастная категория, где-то от 9 до 10 лет, они могут быть совмещены с бобрятами, с 11 до 16-17 лет – это уже вполне скауты, а от 17 лет и дальше – это роверы, эти люди становятся  инструкторами, лидерами, помощниками.

– Ок. Но возвращаясь к вопросу, что тебе это дает. То есть тебе доставляет радость общения с детьми?

– С детьми и взрослыми. Чуть раньше я рассказывала, как произошло мое знакомство со скаутингом и эпизод, когда с тяжелыми вещами нам помогли абсолютно посторонние ребята. Для меня это было дико, когда не зная ни кто мы, ни откуда мы, к нам запросто подошли и предложили помощь.

– То есть тебя привлекала душевность сообщества?

– Ты знаешь, да. И человечность. Мне кажется,  эта душевность закладывается и в детях, которые потом вырастают в таких вот ребят.

– А как дети туда приходят?

– Как правило, скаутские кружки организовываются при школах или Домах Культуры. Кто-то где-то услышал, увидел, позвал одноклассников, друзей. Так и работает это «сарафанное радио». А потом человек понимает, соответствует ли это его внутреннему миру или нет.

– Вообще это впечатляет.  Я вот думаю, что бы меня могло сподвигнуть на такого рода активности. И, честно говоря, не знаю. А есть ли какая-то идеология всего этого?

–  Не знаю, можно ли это называть идеологией, но есть некий свод правил, законов, которыми руководствуются скауты.  Среди таких законов можно упомянуть законы, говорящие о верности стране, своим товарищам, об уважении к старшим, честности, любви к живой природе и о многом другом.  Это- то, как воспитывают скаутов, то, что позволяет вырастить из них настоящих скаутов.  Однако, просто воспитанием дело не ограничивается.  Есть обучение, причем обучение, отличное от стандартных приемов.  Есть различные международные проекты. Не так давно мы ездили в Литву, где провели два проекта – один был посвящен экологии, другой – миграции. Были участники из Украины, Германии,  Польши, Франции. Своего рода  международный обмен опытом. Дети делали презентации о том, как это работает в каждой стране, как это устроено на государственном уровне. Если это совсем маленькие детишки, как они это понимают или что они делают для этого. Например, что может маленький волчонок знать о законодательстве в сфере экологии? Но он может сказать: «А я вот хожу в лес и помогаю чистить лес от окурков».  То есть в проекте заняты дети разных возрастов, они учатся не только по книгам , но и друг у друга, и каждый вовлечен, то есть пассивных слушателей нет.  Если же говорить о лозунге, почему все это делается, то это «Всегда готовы за Россию».

– То есть ты хочешь сказать, что вот этот лозунг он как-то мотивирует маленьких волчат приходить в движение? Или же все-таки это для них вторично?

– Я думаю, изначально это не лозунги. Им интересны походы, обмен, общение. Ведь именно в рамках такого общения и начинается обучение, что хорошо или плохо. Постепенно они в это дело вливаются и приходят к общей идеологии. Или же не вливаются, что тоже случается.

– А если говорить широко, чем еще занимаются скауты? Есть какие то недавние проекты, о которых ты можешь рассказать?

– Например, в рамках недавнего слета в Бородино (VIII Российское Джамбори скаутов-разведчиков «Бородино — 2016») был организован социальный активитет, в рамках которого была произведена очистка берегов Можайского водохранилища и установлены стенды с агитационными материалами о сохранении экологии района, очищены от сорняковой поросли территории музея-заповедника «Бородинское поле» и др.. Был активитет «Лесной патруль», цель которого– знакомство с комплексными мерами предотвращения лесных пожаров и практическая отработка приёмов лесного пожаротушения, активитет «Бородинское поле» – экскурсионная программа в музее-заповеднике «Бородинское поле», знакомство с историей Отечественной войны 1812 года и Битвы за Москву зимой 1941 года, подвигами русской воинской славы, активитет «Технопарк» – знакомство с нанотехнологиями, законами физики, химии, механики и современной техники посредством интерактивных демонстрационных материалов.

– А твое участие в скаутинге, оно как-то помогает в работе?

– Это не связано с работой напрямую, но это влияет на организованность.  Ты должен понимать не только, как нужно выстроить свой день, но и как организовать мероприятие, в том числе. Нужно все придумать, скоординировать. Это целая проектная работа.

О скаутинге:

Скаутское движение зародилось в начале 20-го столетия в Великобритании. Его основатель, лорд Роберт Стефенсон Смит Баден-Пауэлл, заложил идею единения детей и взрослых в одной организации, в процессе совместной деятельности, общей длительной игры, в стремлении быть полезными другим людям, природе и миру в целом.

Движение имело своей целью развитие каждого ребенка духовно, физически и интеллектуально через неформальное обучение и вовлечение скаута в практические занятия.

В 1909 году скаутское движение появилось в России, его основателем стал полковник Олег Иванович Пантюхов. После 1990 года скаутское движение получает свою новую жизнь в нашей стране.

Символом скаутов является лилия, три лепестка которой символизируют три принципа скаута:

∙             долг перед Богом;

∙             долг перед другими;

∙             долг перед собой.

Скаутский метод – это система прогрессивного воспитания через:

∙             Обещание и Закон;

∙             учёба через дело;

∙             членство в малых группах (патрульная система);

∙             прогрессивные и стимулирующие программы.

Скаутское обещание – это клятва, которую дает каждый, вступая в ряды скаутов, слова варьируются от страны к стране и от организации к организации, но в целом обещание  говорит о готовности скаута быть верным идеалам скаутинга, быть верным Родине и долгу, помогать ближним.