«Все хотят быть бэтмэнами или спайдермэнами»

Представляем третье интервью из цикла «кто мы, люди Thomson Reuters». Наш следующий собеседник Оксанна Аветисян, биржевой менеджер, Thomson Reuters, рассказывает о благотворительности, справедливости и «Дне Рождения Чебурашки».

– Оксанна, мы знаем, что ты помогаешь детям и детским домам. Расскажи, пожалуйста, как ты пришла к этому и как давно ты занимаешься благотворительностью?

– Мне кажется, в этом нет моей заслуги. История следующая. Когда я жила в Тольятти и училась классе в шестом или седьмом, школой руководила удивительная женщина, которая ввела традицию навещать детей в детском доме перед Новым Годом. Школа была частная, дети были из благополучных семей, у нас были излишки в одежде и игрушках, которыми мы с радостью делились с ребятами из детского дома. Перед поездкой мы получали письма с пожеланиями, что бы им хотелось получить. И мы старались их исполнить. Это мой первый опыт, когда я почувствовала несправедливость. Ведь эти дети ничем от меня не отличались. Тогда почему у них ничего нет, а у меня есть? И дело не в вещах или подарках. Им не хватало внимания, так как на группу в 25-30 человек только один воспитатель. Даже когда ты растешь в семье с мамой и папой, может не хватать родительского внимания и заботы. Если же представить себя в роли детдомовского ребенка, то это внимание поделено еще на десятки раз. Поэтому важно участие, которое они получали.

Когда я окончила школу, поступила в университет и переехала в Москву, моя активность в этом направлении практически прекратилась. И только когда я начала работать, произошло удивительное совпадение. Одна из коллег, которая в дальнейшем стала близкой подругой, участвовала в мероприятии под названием «День Рождения Чебурашки». Смысл праздника, что не все дети знают, когда у них день рождения. «День Рождения Чебурашки» – одно яркое событие, где ребята вместе могут отпраздновать день рождения. Когда эта история только начиналась 14 лет назад, это было небольшое мероприятие. В последние годы праздник собирает от тысячи до полутора тысяч детей из разных детских домов Подмосковья. Всю самую сложную работу делает Юлия Сокарева (основательница фонда Лада). Я же прихожу на собрания, где волонтеры обсуждают идеи и придумывают концепцию праздника, что можно сделать в этом году.

Когда я участвовала в этом мероприятии в первый раз, то приехала в последний момент, непосредственно в день праздника и со склада разносила продукты и подарки, которые привезли спонсоры. В один из праздников я отвечала за батут – следила, чтобы ребята соблюдали очередь и были осторожны. И был мальчик в инвалидной коляске, который очень хотел попрыгать вместе с другими детьми, но не мог. Я предложила попробовать взобраться батут вместе, и мы пошли прыгать. Это было весело. Он заставил меня радоваться вместе с ним. Еще дети любят, когда им делают аква грим. Все хотят быть бэтмэнами или спайдермэнами. В другой раз я была вожатой. Встречала автобусы, раздавала детям бейджики, считала детей и отводила их непосредственно в зону самого мероприятия. Тот факт, что праздник удается не только организовать, но и успешно провести – чудо. Подготовка выглядит сначала как полнейший хаос, но в итоге все получается. И делается это силами волонтеров. И я понимаю, что за мной только маленький кусочек работы. Я прихожу, и мне говорят, что делать. Например, ты вожатая и нужно присматривать за детьми. Или я рисую аква грим. Это как часовой механизм – ты делаешь что-то свое, но в итоге все работает. А не так давно появилась идея сделать не просто фестиваль, а обучающую игру, где дети смогут попробовать себя в роли взрослых. Можно выбрать профессию, например, попробовать себя в роли сотрудника банка, заработать деньги и потратить на развлечения – купить сладостей, сделать аква грим или попрыгать на батуте. Когда в таком формате мероприятие проходило в первый раз, у детей горели глаза. Было интересно для всех.

– Скажи, а как туда детей приглашают? Это только дети, которые не знают, когда у них день рождения?

– Нет, не только. Есть список детских домов, в том числе и тех, где живут дети, у которых формально есть родители, но с которыми они не живут по тем или иным причинам. Приглашением и логистикой руководит Юлия Сокорева при поддержке волонтеров, которые договариваются с детскими домами и помогают с сопровождением. В зависимости от размера детского дома, приезжают от 30 до 50 детей от каждого.

– То есть не все могут приехать?

– Мне кажется, что да. Некоторые из этих домов маленькие. Поэтому дети из небольших детских домов попадают на праздник в полном составе.

– Было, что тебя потрясло на этом празднике? Событие, ребенок, то, что ты до сих пор вспоминаешь и у тебя слезы на глазах.

– Однажды я рисовала аква грим девочке, которая рассказала, что ездила в семью в в другую страну. Чтобы поддержать разговор, я спросила, понравилось ли ей, поедет ли она снова. И она спокойно, как будто это в порядке вещей, отвечает, что да, ей понравилось, но она больше туда не поедет. «Я им не понравилась, они не захотели меня брать». Каким-то чудом мне удалось не разрыдаться, а для этого ребенка это норма. Деталей этой истории я не знаю, мне было некомфортно допрашивать ребенка. Несмотря на то, что это тяжело и связано с сопереживанием, есть ощущение, что делаю что-то полезное. Когда видишь, что им весело, что есть такой праздник хотя бы раз в год, мне кажется, это стоит того. И радует, что список детских домов постоянно растет. Когда я только начинала работать волонтером на «Дне Рождения Чебурашки», детей было около пятисот, но с каждым разом количество увеличивалось. А в этом году уже около 1500. Кто-то приезжает регулярно, но много тех, кто принимает участие впервые. А потом дети ждут следующего раза. И это здорово, что хотя бы раз в год есть такое событие. Но нужно сказать, что сами волонтеры достаточно активны в течение года. Небольшими группами 5-10 человек навещают детей в детских домах – устраивают игры, спектакли. Например, не так давно мы разрисовывали с ними футболки аква фломастерами, которые потом подарили детишкам. Сами ездим в супермаркеты и покупаем детям подарки (машинки, куклы), которые вручаем за участие в конкурсах.

– А что более важно, подарки или, что пришел внешний человек, принес новое знание?

– Мне кажется, что пришли новые люди, которые с ними общаются, развлекают. С другой стороны даже мелкие подарки – это внимание. Не думаю, что они несут какую-то ценность, но приятно, что люди об этом подумали. И потом, устраивать ребенку конкурс, за который он не получает никакой награды.…Как-то не очень правильно.

– Зачем ты это делаешь?

– Не знаю. Есть внутренняя потребность, желание. Не могу объяснить, с чем оно связано. Я не делаю это в ущерб себе, здоровью или работе. Я делаю это от изобилия, есть свободное время, возможность сделать. И я это делаю. Мне кажется, это вполне здоровое желание помогать людям. А дети, как мне кажется, это та категория населения, которой стоит помогать. Взрослые люди способны позаботиться о себе сами. Знаю, что многие помогают пенсионерам, хосписам, и я это уважаю. Но у меня было желание общаться с детьми. Не знаю, почему сложилось именно так. Возможно, благодаря истории в школе. Хотя мне кажется, что все произошло как-то само собой. Я просто четко осознаю – это не требует от меня сверх усилий. Но одновременно дает ощущение, что даже если прикладывать минимум, все равно будет польза. Хотя повторюсь, я не делаю ничего особенного.

– Ты зря так говоришь. Это же твое время, которое ты, как вариант, могла бы провести на диване или с друзьями. Тем не менее, ты находишь время и силы для этого. А семья и близкие люди тебя поддерживают?

– Ты знаешь, я не особо об этом распространяюсь. Но они знают, что я стараюсь помогать детям. Первое время, когда я только начинала этим заниматься, была очень активна. Мы с друзьями создали группу на фейсбуке, куда зазывали народ. И многие хотели участвовать. Но я понимаю, что тяжело выделить время. Это личное дело каждого. И да, это связано со стрессом. Видеть такие жизненные обстоятельства и понимать, что то, что ты сделал – это капля в море. Возможно, легче существовать в неком отрицании и не соприкасаться лишний раз, потому что это тяжело проживать. И я это понимаю. Прийти, увидеть и принять тот факт, что на самом деле мы можем сделать немного и никак не влияем на то, как сложится судьба этих детей. Это непросто. Не каждый может с этим справиться. Не потому, что люди черствые, а наоборот чувствительные. И я стараюсь не агитировать, как делала первое время. Это лишнее. Когда у человека есть потребность или желание, все приходит само собой, как мне кажется. Я не могу сказать, что делаю что-то особенное, это лишь одно мероприятие в год, в котором я периодически участвую.

– Да, но, тем не менее, если каждый уделит хотя бы чуть-чуть своего времени. Капля камень точит.

– Я с этим согласна. Любая помощь – значимая. Если каждый выделит один день в месяц или пару недель в году. Сотни волонтеров участвуют в подготовке «День Рождения Чебурашки», и каждый что-то делает и из этого получается праздник. И это здорово. Никто не говорит, что все должен делать один человек. Меня каждый раз восхищает, что есть желающие, которые искренне хотят помочь. Они приходят, спрашивают, а чем я могу быть полезным. И я бы не сказала, что я тот человек, который активно занимается благотворительностью. То, что я делаю, может каждый. Есть люди, которые занимаются серьезной работой – организуют фонды, например, или оказывают значительную материальную помощь.

– История с тобой интересна тем, что есть человек, который много работает, ходит в офис, ездит в командировки и, тем не менее, находит время и желание, в первую очередь желание, а что еще важнее духовные силы, если угодно. Не всякий на это способен.

– Да, ты права. Это нужно принимать. Это непросто. Нельзя идти с ожиданием, что вот я схожу в детский дом или в хоспис, плюсик в карму поставлю, и все будет в жизни классно. Не стоит руководствоваться позицией, что нужно делать что-то хорошее, чтобы получить что-то хорошее. Каждый и так заслуживает самого лучшего. Делайте только тогда, когда есть искренняя потребность и желание, иначе испытаете разочарование.

– Вот опять же, откуда у тебя возникла эта потребность? Что-то же дало толчок.

– Не знаю, просто потому что хочется. Это дает ощущения, что в мире много добрых людей, которые готовы помогать и это делает мир лучше.