«Нефть, газ закончатся, а искусство останется»

Представляем интервью из цикла «кто мы – люди Thomson Reuters». Наши собеседники Глеб Городянкин и Ольга Ягова, Thomson Reuters, рассказывают о том, как из хобби вырос большой проект.

 — Ольга, Глеб, спасибо, что пришли и выделили время для нашей встречи. У меня к вам необычное предложение, что если сегодня вы побудете не роли журналистов, а в роли интервьюируемых? Если нет возражений, хотела бы с вами поговорить о вашем увлечении и проекте музее крестьянского дизайна «Конь в пальто». Кстати, откуда такое название?

Ольга: Наш музей расположен в городе Переславле-Залесском (Ярославская обл., примерно 130 км от Москвы) на ул. Конная – это первая привязка. Улица не очень большая, до революции на ней располагались торговые конные ряды, а на участке, где сейчас находится музей, в одном из домов жил коновал – конский врач. Название музея многих ставит в тупик: к нам приходят и задают вопрос: «Вы тут коней показываете?». Здесь начинается удивление, а мы любим удивлять людей.

Глеб: Существенную часть нашей коллекции составляют предметы старинного народного текстиля. Когда придумывали название, сочетание названия улицы Конная и экспонатов, народных костюмов, навело нас на мысль о расхожем выражении «Кто-кто? Конь в пальто». Шутка удалась. Мы подумали, почему бы и нет, и так родилось название.

— Почему же музей носит название «Музей крестьянского дизайна»?

Ольга: На самом деле, в искусствоведении существует понятие «крестьянский дизайн». С этим выражением можно поспорить, поскольку дизайн изначально был связан с промышленным производством, но сейчас понятие перестало быть таким строгим. Современные течения handmade, DIY (do it yourself) – это и есть тот самый крестьянский дизайн. Крестьяне редко позволяли себе чисто декоративные предметы, как, например, знатные особы, в основном они украшали бытовые орудия, свое жилище, предметы одежды, и в этом смысле были даже более изысканны, чем мы с вами сейчас.

Глеб: Музей крестьянского быта – фиксация того, что было. Наша идея немного шире — это попытка сказать, почему это было красиво, что это значило. Дизайн – это во многом отражение образа жизни человека. А каким был образ жизни русского крестьянина в 18-19 веке? Тут нет единого знания и единого мнения.

Мы ставим перед собой задачу в музее немного расшевелить людей – рассказать, как жили наши предки. Это и есть наша концепция.

Фактически русским о русских. Попытка задать нашим посетителям вопросы, и вместе с ними получить ответы, подискутировать на тему русского крестьянства.

Нам хотелось строить музей по образу и подобию крупных музеев, когда выставляют в выставочных залах множество экспонатов. Люди пробегают по залам, получают визуальную картину, и, зачастую, выходят с теми же мыслями, с которыми пришли.

Мы же пробуем расширить восприятие музея, поменять восприятие посетителей к русскому крестьянскому искусству, провести исторические параллели: параллели между сословиями, разными культурами, изменить отношение людей к себе, к своей истории. Открыть предметам из прошлого второе дыхание.

— Из чего состоит основная коллекция музея?

Глеб: Основной костяк экспонатов – крестьянское искусство 19 – начала 20 века, но есть и более старые предметы (17-18 век). В нашей коллекции предметы крестьянского костюма, конечно, в основном женского, он гораздо ярче и интереснее мужского, деревянные предметы – от мебели до бытовых приспособлений вроде рубеля – старинного утюга, ковка, ювелирные украшения, изразцы, есть даже детские санки, кстати, удивительной красоты.

Экспонаты у нас разные, красивые, но дело не только в том, что мы показываем, а как мы показываем.

Мы не ставили перед собой цель выставлять полные этнографические подлинники, как это делают классические музей. Как нам кажется, интересней показать отдельные элементы костюма – сюжетную вышивку, которая по-разному смотрится в сочетаниях форм и тканей. Идея в том, чтобы не показать все и как можно больше, а объяснить, зачем и почему, провести исторические аналогии.

В нашем музее контрастируют современные интерьеры и мультимедиа технологии, мы используем проекцию, фоторамки, неоновую ленту и подобные приемы, чтобы подчеркнуть красоту и уникальность старинных предметов. Вы удивитесь, как здорово старинное смотрится в современных интерьерах.

Попытка соединить крестьянский быт и современный дизайн – верный шаг к возрождению национальных художественных традиций, и мы видим по посетителям, что им это действительно интересно.

— Как и где удается находить экспонаты?

Глеб: Я занимаюсь коллекционированием народного текстиля уже больше 15 лет. За это время практика не изменилась. Сначала изучаем архивы, потом садимся в машину и в любую погоду едем непонятно куда. Приезжаем в глухую деревню, где на первый взгляд вообще ничего нет, и начинаем общаться с людьми. К счастью, во многих селах еще сохранились дома культуры, которые берегут местные придания, сохраняют память о локальных образцах крестьянского костюма, декоративно-прикладного искусства.

Мы общаемся, фотографируем, пытаемся спасти то, что осталось. Конечно, каждый предмет имеет свою цену. Пополнение коллекции – это не только собственные поездки, но и общение с людьми со схожими интересами, поиск, участие в аукционах, закупка. Это сложный большой рынок со всеми его плюсами и минусами.

 — Правильно ли я понимаю, что ваша экспозиция включает в себя больше предметов, чем экспонаты, которые выставлены в залах?

Ольга: Да, конечно. Мы планируем регулярно обновлять экспозицию, чтобы экспозиция была мобильной, обновлялась.

— Ольга, Глеб, почему музей находится в Переславле-Залесском, а, например, не в Суздале? Последний, как мне кажется, больше на слуху.

Глеб: В Переславле абсолютно сумасшедшая атмосфера, аура места. То есть некая благостность, магия места: сочетание уюта провинциального города со всеми благами современной цивилизации. Суздаль гораздо больше на слуху, чем Переславль, но при этом в последние годы Переславль активно развивается, в том числе с точки зрения туристического потока.

В Переславле огромное количество музейных объектов, архитектурных памятников, пять монастырей, что немало для небольшого города и, конечно, Плещеево озеро. Озеро привлекает любителей кайт-серфинга, а также именно в Переславле находится одна из ближайших к Москве база воздухоплавателей и ежегодно проводится фестиваль воздухоплавания. Возможности для активного отдыха дополняют прекрасные сосновые леса, живописные поля и холмы. На самом деле это стоит один раз увидеть.

— Кстати, есть ли проекты, которые служат для вас примером?

Глеб: Переславль – пионер с точки зрения развития частных музеев. Все они абсолютно разные. Среди них есть в чистом виде коммерческие проекты, с минимальным образовательным компонентом, есть и проекты, практически полностью нацеленные именно на образование. Например, как наши хорошие друзья Переславский железнодорожный музей узкоколейки (узкоколейной железной дороги). Это действительно серьезная научная работа – работа по реставрации, экспедиционная работа по поиску сохранившихся уникальных образцов железнодорожной техники. На такие проекты стоит равняться.

— Скажи, пожалуйста, не было ли мыслей организовать совместные или партнерские проекты, сообщество музеев?

Глеб: У нас есть некое сообщество, которое готово и может продвигать общие идеи и проекты, но в данный момент мы много времени посвящаем запуску проекта, и у нас не всегда есть возможность уделять достаточное количество времени развитию партнерских проектов. Хотя, это наш следующий этап развития и мы работаем над ним.

— Какие дальнейшие планы по развитию проекта?

Ольга: На самом деле, целей много. Во-первых, в Переславле вовлечь в проект максимальное количество наших соседей, жителей Переславля. Например, не так давно ввели новый формат – лекции, семинары, к которым они проявляют живейший интерес.

Мы позиционируем проект как музей и арт-площадку. 20 августа мы провели камерный фестиваль #летофотопереславль в поддержку исторической застройки Переславля. Это еще одна попытка освежить жизнь местного сообщества, показать, что еще много всего можно сделать для города, а также помочь людям объединиться, начать общаться друг с другом. Мероприятие прошло отлично.

Фотокросс, ярмарка, пикник, живая музыка (мы очень рады, что нам удалось найти талантливых местных музыкантов), круглый стол с участием представителей администрации и бизнеса, где удалось обсудить состояние исторических зданий. Вечером выступал известный музыкант Владимир Волков (АукцЫон, Volkovtrio), а стены заброшенных зданий мы украсили видеопроекцией. Видео-арт – зрелищный вид искусства и отлично подходит для небольших городов, но у нас почему-то только «Круг света» в Москве проходит. Мы думаем, что продолжим практику в следующем году и расширим фестиваль, попробуем провести его сразу на нескольких площадках города.

— И последний вопрос. Когда вы все это успеваете?

Ольга: На самом деле это позитивные эмоции, вдохновение, заряд бодрости. Приятно видеть, что люди, которые к нам приезжают, уходят вдохновленными: «Ребята, как круто! Как здорово! Давайте мы приедем, поможем». Все это служит вдохновением и для работы, которую мы выполняем, и вообще для любой другой деятельности. Нефть, газ закончатся, а искусство останется.

Глеб: По распоряжению руководства нам выделили 25-й час. На самом деле, если честно, все очень сложно. Приятно, что наши друзья и близкие с теплотой относятся к нашему хобби, понимают, что проще приехать к нам, чем вытащить нас куда-то.

Ольга: Вообще, как часто говорит Глеб, чем больше ты себя нагрузил, тем больше у тебя в итоге получилось сделать. Часто устаем, но смена деятельности – лучший отдых. Когда одна интересная работа – хорошо. А когда две интересных работы – еще лучше.

Глеб: В России, мне кажется, было бы здорово, если бы у каждого было хобби, направленное на очень одну простую вещь – делать свой кусочек мира немножко лучше. Проблема нашей страны, как нам кажется, заключается в том, что люди не улучшают свой маленький мир. Мы можем сколько угодно обсуждать плохо ли в США, кто виноват во всех наших бедах, но в итоге, если вокруг не сделаем свой маленький надел лучше, то ничего не появится, ничего не случится. Так что вот, мы пытаемся делать свой кусочек лучше.