Нефтегазовый еженедельник RPI: Российские нефтеэкспортёры: от сумы и от ОПЕК не зарекайся

Российские экспортёры нефти вошли в 2016 год на фоне затяжного падения цен на сырьё и растущей конкуренции со стороны ближневосточных производителей, но ждут передышку в 2017 году из-за удорожания международного эталона Brent, налогового маневра и снижения накала борьбы за европейский рынок.

Мировые цены, основа благополучия нефте­компаний и зависимого от сырьевых долларов бюджета РФ, поднялись к декабрю почти вдвое с болезненной отметки в $30 за баррель – мини­мального уровня с 2003 года – на фоне совмест­ной попытки Организации нефтеэкспортёров (ОПЕК) и не входящих в картель производителей ограничить добычу сырья.

Это воодушевило российских нефтяников, де­лающих ставку на дальнейший рост цен или, в крайнем случае, сохранение их у отметки около $50-55 за баррель.

Между тем сотрудничество с ОПЕК препятствует планам Москвы по расширению рынков сбыта, росту добычи на новых месторождения и форми­рованию самостоятельного маркерного сорта, не привязанного к мировым котировкам.

Но пока цены остаются на стабильном уровне, выше среднегодовых отметок, а поддержку неф- тяным компаниям оказывает налоговый маневр, предполагающий снижение коэффициента в формуле расчета пошлины в 2017 году до 30% с 42%.

Рост доходов от экспортных операций поможет производителям снизить долговую нагрузку. Од­нако в случае понижения цен крупные россий­ские компании-должники, которые заложили экспортный поток на годы вперед в надежде на рост котировок, окажутся в тяжелой ситуации.

Перекрёстные поставки

В 2016 году крупные производители нефти актив­но расширяли географию сбыта, заливая рынок сырьем: Россия теснила Саудовскую Аравию в Китае, а саудовская, иракская и иранская нефть добрались до традиционных рынков Urals – бас­сейнов Чёрного и Балтийского морей, а также за­водов в Центральной и Восточной Европе.

Так, в октябре Россия в очередной раз стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай, обой­дя Саудовскую Аравию, сообщило Главное тамо­женное управление КНР. За 10 месяцев поставки российского сырья в Китай составили 1,03 млн барр./сут.

В то же время в Европе обострилась конкуренция за переработчиков между традиционными по­ставщиками ресурсов и новыми игроками.

В течение года Польша, которая наращивает пе­реработку альтернативных Urals сортов с конца 2015 года, регулярно получала с моря саудовскую нефть в рамках долгосрочного контракта на по­ставку до 200 тыс. тонн сырья в месяц.

Постоянно фиксировались поставки из иракско­го Курдистана на заводы PKN Orlen в Польше и Литве, на переработку в Германию.

Польша также осуществила тестовую закупку иранской нефти, а в октябре PKN Orlen поставил первую партию сорта Arab Light на переработку в Чехию.

Венгерский MOL регулярно получает с моря пар­тии нефти из Курдистана через хорватский порт Омишаль, наращивая объемы переработки.

В октябре шведский нефтепереработчик Preem приступил к закупкам нефти Kirkuk для НПЗ Lysekil, пополнив число балтийских заводов, ко­торые замещают российскую смесь Urals альтер­нативными сортами.

Снятие западных санкций с Ирана в конце 2015 года привело к постепенному росту поставок нефти из Исламской республики в Европу, и Те­геран неуклонно возвращает себе традиционных покупателей, таких как итальянская ENI.

Сокращение перерабатывающих мощностей в Европе и рост поставок сырья из Азии сделали продавцов более уступчивыми, а покупателей – менее сговорчивыми, отмечают источники в тор­говых кругах.

Достучались до дна?

Рост конкуренции, увеличение экспорта и со­кращение переработки в Европе в течение года оказывали негативное влияние на стоимость российского сорта Urals. Дифференциалы смеси по итогам 2016 года демонстрировали худшие уровни относительно североморского эталона за последние 5-8 лет.

Среднегодовая скидка на партии Urals в Севе­ро-Западной Европе опустилась в прошлом году почти до минус $2,50 за баррель против $1,83 за баррель в 2015 году и $1,63 за баррель в среднем за последние 5 лет.

В Средиземноморье дифференциалы Urals cнизились в среднем за год на $0,73 за баррель – до $1,60 за баррель, свидетельствуют данные Рейтер.

При этом трейдеры указывали, что рынок не ис­пытывал дефицита предложения любых сортов сырья, чем активно пользовались потребители, которые, кажется, уже начали привыкать к из­бытку Urals.

Однако «рынок покупателя» Urals может очень быстро превратиться в более привычный «рынок продавца», считают собеседники Рейтер.

ОПЕК, сокращая добычу, вероятно, в первую очередь будет ограничивать предложение сер­нистых и среднесернистых сортов, особенно на европейском рынке, тогда как поставки легких сортов из Нигерии, Ливии и Казахстана будут на­растать, увеличивая потребность в Urals для за­водского блендинга.

Торговали, да не выторговали

Россия, возглавляющая список крупнейших про­изводителей нефти, пока не может вести самосто­ятельную игру на мировом рынке, наталкиваясь на те же проблемы, что и большинство развива­ющихся стран – дефицит ресурсов, свободных от обязательств, и международного опыта.

Затраты на разработку новых месторождений и модернизацию НПЗ в последние годы в значи­тельной мере покрывались за счет заемного фи­нансирования, и в результате экспортные потоки многих компаний связаны многолетними кон­трактами на поставки нефти в адрес глобальных торговых домов.

Так, у Роснефти, на долю которой в результате последних приобретений приходится половина нефтедобычи и экспорта России, практически не осталось свободных ресурсов для реализации на мировом рынке. В декабре 2016 года госкомпа­ния экспортировала из портов РФ в рамках полу­годового тендера лишь 20% своего потока Urals (600 тыс. тонн), а 80% пришлось на торговые дома Glencore, Vitol и Trafigura по долгосрочным контрактам. При этом контрактные цены бази­руются на результатах полугодовых тендеров, и Роснефти будет сложно полностью от них отка­заться.

Идея превращения Urals в маркерный сорт, коти­ровки которого отвязаны от североморской эта­лонной смеси сортов BFOE, также пока не нашла поддержки у торгового сообщества. В конце но­ября начались торги фьючерсными контрактами на нефть Urals на Санкт-Петербургской междуна­родной товарно-сырьевой бирже (МТСБ), однако их ликвидность остается предельно низкой.

Согласно данным биржи, за неделю с 12 по 16 де­кабря было заключено всего 23 контракта на бли­жайший поставочный месяц, при этом в течение 3 дней из 5 в ходе торговых сессий совершалось всего по одной сделке.

Птица-тройка

Три крупнейших торговых дома, Glencore, Vitol и Trafigura, по итогам года укрепили свои позиции на рынке Urals, а Glencore, вероятно, сможет на­растить объемы торговли сортом в 2017 году. В декабре Россия продала 19,5% акций Роснефти консорциуму швейцарского трейдера Glencore и суверенного фонда Катара за 10,5 млрд евро.

В начале этого месяца Роснефть договорилась с QHG Trading LLP – совместным предприятием Glencore и катарского госфонда – о поставках от 22,5 до 55 млн тонн сырья в течение 5 лет, начи­ная с января 2017 года.

Ежегодно российская госнефтекомпания будет поставлять от 4,5 до 11 млн тонн QHG Trading LLP, говорится в пресс-релизе Роснефти.

«Размер сделки в денежном выражении не опре­делён, так как зависит от рыночных цен на нефть в долгосрочной перспективе, цена каждой по­ставки определяется по формуле, исходя из ры­ночных котировок сырой нефти, действующих в период соответствующей поставки», – отмечает госкомпания.

Ранее Glencore сообщал, что в рамках сделки с акциями Роснефти получит 5-летний контракт на закупку дополнительных 220 тыс. барр./сут. (по­рядка 1 млн тонн в месяц), но не уточнил, будет это нефть или нефтепродукты. Источники Рей­тер полагали, что трейдер в первую очередь на­целен на получение в рамках нового контракта именно сырья.

Новый контракт с Glencore заставляет трейдеров ломать голову над вопросом, где Роснефть возь­мет ресурсы для выполнения нового соглашения на фоне падения добычи и роста экспорта в поль­зу других получателей.

Пакт РФ и ОПЕК предполагает, что Роснефти придется сократить добычу сырья примерно на 136 тыс. барр./сут. (около 560 тыс. тонн в месяц), показали расчеты Рейтер. При этом уже в первом квартале госкомпания будет увеличивать по­ставки в Китай и на НПЗ в Белоруссии. Поставки Роснефти по нефтепроводу Атасу-Алашанькоу в январе-марте 2017 года должны вырасти на 0,5 млн тонн к октябрю-декабрю 2016 года, до 2,25 млн тонн, а поставки на НПЗ Белоруссии – eщё на 0,6 млн тонн.

Таким образом, сокращение ресурса Роснефти для морского экспорта может составить около 0,37 млн тонн в месяц, сокращение добычи на пике – до 560 тыс. тонн, в то время как рост обя­зательств по поставкам – до 1 млн тонн месяц. Пресс-служба Роснефти утверждает, что компа­ния располагает достаточными ресурсами для выполнения обязательств перед Glencore.

Однако трейдеры настроены более скептично. «В начале 2016 года (при цене нефти ниже $30 за баррель) у Роснефти был дефицит сырья для по­ставок по долгосрочным контрактам (с Glencore, Vitol и Trafigura). Не понятно, что они будут де­лать теперь, если цена вновь упадет», – говорит один трейдер.

Источники полагают, что Роснефть делает став­ку на рост цен на сырье, что позволит сократить объем экспорта, связанного кредитными обяза­тельствами, в физическом выражении и высво­бодить ресурсы под новый контракт с Glencore.

Глеб Городянкин

Нефтегазовый еженедельник RPI: Выпуск V, N02, 10-16 января 2017 г.

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor