Нефтегазовый еженедельник RPI: ОПЕК и не входящие в картель страны заключили первый нефтяной пакт с 2001 года

ОПЕК и страны, не входящие в нефтяной картель, заключили первое соглашение с 2001 года о совместном сокращении добычи спустя почти год переговоров.

Сейчас фокус участников рынка сосредоточится на соблюдении достигнутых договоренностей.

Организация стран-нефтеэкспортеров (ОПЕК) на саммите 30 ноября договорилась о сокращении добычи примерно на 1,2 млн баррелей в сутки ради повышения цен на сырьё и восстановления баланса на мировом рынке.

Соглашение о сокращении добычи вступает в силу с 1 января 2017 года. Нефтекартель надеял­ся, что не входящие в него страны сократят добы­чу на 600 тыс. баррелей в сутки.

Россия ранее сообщила, что готова снизить про­изводство примерно на 300 тыс. баррелей в сутки в первом полугодии 2017 года.

10 декабря страны, не входящие в ОПЕК, догово­рились сократить добычу на 558 тыс. баррелей в сутки.

Министр энергетики РФ Александр Новак под­твердил намерение сократить добычу на 300 тыс. баррелей, но делать это Россия будет постепенно: к концу марта добыча упадет на 200 тыс. барре­лей в сутки по сравнению с октябрем 2016, когда ее уровень составил 11,247 млн баррелей в сутки.

По его словам, через 6 месяцев добыча в России упадет с рекордного уровня до 10,947 млн барре­лей в сутки.

КАЗАХСТАН ПРИСОЕДИНИЛСЯ «СИМВОЛИЧЕСКИ»

Казахстан присоединился к соглашению о сокра­щении добычи, но считает свою квоту «символи­ческой», не собираясь урезать производство на крупных проектах, сказал в журналистам министр энергетики Канат Бозумбаев.

«Снижение для Казахстана, скажем так, символи­ческое. С учетом того что в ноябре суточная добы­ча составляла 1,7 млн баррелей, 20 тыс. тонн та­кое символическое снижение», – сказал министр энергетики.

По словам Бозумбаева, 10 тыс. баррелей нефти в сутки для Казахстана являются ежемесячной ма­тематической погрешностью. Кроме того, министр сообщил, что на части про­мыслов происходит естественное падение добы­чи, а запланированное увеличение производства на двух месторождениях перенесено на второе полугодие следующего года.

«Баланс и графики мы где-то во второй декаде декабря полностью разработаем и для каждой нефтедобывающей компании доведем. Каких-ли­бо ограничений для крупных проектов, которые у нас осуществляют деятельность: Карачаганак, Кашаган или ТШО – не предвидится», – сказал Бозумбаев. В середине ноября Минэнерго сооб­щило, что Казахстан планирует добыть в 2017 году не менее 80 млн тонн нефти против запланиро­ванных на 2016 год 75,5 млн тонн за счет круп­нейших месторождений.

21 ноября Казахстан начал коммерческую добы­чу нефти на гигантском каспийском месторож­дении Кашаган. Производство товарной нефти с даты начала тестовой добычи – 28 сентября – превысило 600 тыс. тонн.

До конца текущего года на Кашагане планирует­ся добыть до 1 млн тонн нефти и 680 млн куб. м, в 2017 году – 8,9 млн тонн нефти и 5,6 млрд куб. м газа.

ВСЕ ПОД КОНТРОЛЕМ?

Но вопрос контроля за исполнением будущих обязательств перед нефтяным картелем остаёт­ся туманным, а эффективность сделки – спорной, считают эксперты, опрошенные Рейтер.

Главный приз в итоге может достаться госказне, которая в предвыборный для России год получит дополнительный доход от кратковременного по­вышения цен на нефть.

«Любая страна, которая сейчас сознательно со­кращает добычу, стоит перед риском, что она от­даст часть своей ниши на рынке другим произво­дителям (за пределами сделки), которые добычу нарастят», – сказал Рейтер главный экономист ВР по России и СНГ Владимир Дребенцов. «В истории уже были случаи, когда страны догова­ривались о квотах, а потом их никто не соблюдал. Самое главное, очень сложно контролировать их соблюдение», – сказал аналитик S&P Александр Грязнов.

Смогут ли российские власти координировать процесс сокращения добычи – вопрос спорный, но в любом случае – сделать это сейчас, когда Россия существенно нарастила производство, проще, чем это было перед переговорами в Дохе в апреле, считает аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров.

«С тех пор российские компании увеличили до­бычу на 380 тыс. баррелей в сутки – это примерно на 19 млн тонн в год. Сейчас от этих уровней Рос­сии танцевать легче», – говорит он.

В этом году Россия запустила несколько крупных месторождений, и суточная добыча сырья в ноя­бре 2016 года выросла до 11,21 млн баррелей.

«Это значит мы уйдем на 10,9 млн баррелей в сут­ки, это значит, что год на год мы всё равно вы­растем. Плюс-минус мы будем flat в среднем по году», – сказал аналитик Райффайзенбанка Ан­дрей Полищук.

Основной груз сокращения придётся на крупные окологосударственные нефтяные компании, счи­тают аналитики, хотя прирост добычи в послед­ние годы был за счёт средних игроков рынка.

Роснефть и Газпромнефть от комментариев от­казались. Сургутнефтегаз, Лукойл, Русснефть и Татнефть не ответили на запрос Рейтер.

ШАНС ДЛЯ СЛАНЦЕВОЙ НЕФТИ

Аналитики сомневаются, что нефтяное согла­шение ОПЕК о сокращении добычи будет иметь желаемый эффект и приблизит ребалансировку рынка нефти, от которой зависит цена на сырье.

«Если цена на нефть поднимется выше $60 за баррель, то мы увидим возвращение объёмов, ко­торые заместят сокращение ОПЕК, прежде всего, за счёт сланцевой нефти», – сказал Нестеров.

«Ничего серьезным образом не поменялось – предпосылки для сохранения ценовых качелей сохраняются, до стабильности очень далеко без участия в процессе переговоров более широкого круга участников, в том числе США», – считает он.

Как только цена начнёт расти, возобновится рост добычи сланцевой нефти в США, и рынок вер­нётся к дисбалансу, согласен Дребенцов из BP. «Чтобы решение было эффективно, рынку нужно почувствовать сокращение добычи за пределами ОПЕК, а на это может уйти два-три года. Эффект от инвестиций, которых не было в 15-16 годы, ры­нок ощутит только в 20-21 годах», – говорит он.

Стимулировать Россию к сокращению добычи нефти может повышение цен на сырьё, от кото­рых сильно зависит российская казна, считает аналитик Citi Рон Смит. По его расчётам, рост цены на нефть с $42,5 за баррель до соглашения ОПЕК до $52,5 за баррель после него увеличива­ет доходы бюджета на 28% в долларовом выра­жении и на 15% – в рублях.

Для большинства российских нефтяных компа­ний повышение цен на нефть компенсирует сни­жение добычи, и процесс пройдёт безболезнен­но, считает Смит.

«Но влияние может быть негативным в будущем, если американские сланцевые производители вернутся на рынок, и цена пойдёт вниз. И те, кто сократил добычу, просто потеряют долю рынка», – добавил Грязнов из S&P.

По расчётам Управления энергетической инфор­мации США (EIA), сланцевая добыча в ноябре со­кратилась на 30 тыс. баррелей в сутки до 4,43 млн баррелей в сутки. Это самый низкий показатель с марта 2014 года.

Владимир Солдаткин,

Алекс Лоулер,

Оксана Кобзева

Нефтегазовый еженедельник RPI: Выпуск IV, N50, 6-12 декабря 2016г.

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor