Нефтегазовый еженедельник RPI: Стратегия Роснефти на рынке слияний и поглощений может оказаться невыгодной

После коллапса нефтяных цен государственный нефтяной гигант Роснефть, подконтрольный одному из самых влиятельных в стране менеджеров, активизировал обмен активами с иностранными партнёрами в попытке защитить свою долю на рынке, но ряд наблюдателей сомневаются, что такая политика принесёт компании значительную выгоду.

Под контролем давнего соратника Владимира Путина – Игоря Сечина – Роснефть разрасталась за счёт крупных национализированных россий­ских активов, включая активы Юкоса и Башнеф­ти, и многомиллиардного поглощения ТНК-BP.

Набрав долгов, Роснефть пошла на продажу до­лей в высокодоходных российских проектах зару­бежным инвесторам. Стратегия госкомпани мо­жет быть продиктована также необходимостью искать новые рынки сбыта через обмен активами с иностранными партнёрами в условиях кризиса глобального рынка нефти на фоне перепроиз­водства.

Продавая иностранцам доли в добычных место­рождениях с низкими затратами, Роснефть рас­стаётся с высокодоходными активами, а взамен покупает зарубежные активы с сомнительной доходностью и не всегда по оправданной цене, считает портфельный управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев.

«Главное, чтобы Роснефть не перехитрила сама себя. Обмен активов, конечно же, позволяет ей увеличить долю на рынке, но по факту важно, сколько у компании остаётся прибыли», – сказал Вахрамеев.

Аналитик Raiffeisen Андрей Полищук согласен, что с точки зрения акционерной стоимости, для Роснефти более выгодно инвестировать в рос­сийские активы с высокой добавленной стоимо­стью, такие как Ванкорский кластер месторож­дений, чем вкладывать в зарубежные активы. «Покупка НПЗ в Индии, видимо, преследует стра­тегические цели», – отмечает он.

КОНКУРЕНЦИЯ С САУДИТАМИ

Осенью прошлого года Саудовская Аравия, с ко­торой Россия конкурирует за статус крупнейше­го в мире добытчика и экспортёра нефти, стала интересоваться рынком Европы, активизировав поставки на северо-запад региона, который яв­ляется традиционным рынком для российской нефтяной смеси Urals.

Тогда Сечин заявил, что Роснефть будет про­являть «гибкость и смекалку» для сохранения своей доли на традиционных рынках, а также намерена покорять новые, в том числе в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР).

Роснефть, которая ежегодно экспортирует около 100 млн тонн сырья, или примерно половину всей добываемой ею нефти, последние два с лишним года активно заключает новые и расширяет име­ющиеся экспортные контракты, а также подпи­сделки по продаже российских и покупке зарубежных активов. «Эти сделки позволят Рос­нефти повысить устойчивость продаж и иметь более прочные и конкурентоспособные позиции на ключевых рынках сбыта», – считает глава аналитического агентства Small Letters Виталий Крюков.

ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ?

Одной из самых ярких таких сделок стала покуп­ка Роснефтью в составе консорциума НПЗ индий­ской Essar Oil, второй по величине нефтеперера­батывающей компании в Индии.

Источники Рейтер, знакомые с ходом сделки, сказали, что саудовская Saudi Aramco чуть не со­рвала многомиллиардную покупку и спасти её удалось только благодаря вмешательству Путина и премьер-министра Индии Нарендры Моди, за­интересованных в том, чтобы она состоялась. В итоге консорциум купил Essar за $13 млрд, что бо­лее чем в 2 раза выше её изначальной стоимости.

Роснефть говорит, что покупает 49% Essar Oil примерно за $3,5 млрд, по цене, которая опреде­лена, исходя из фактического значения чистого долга и чистого оборотного капитала. В ответах на вопросы Рейтер госкомпания сообщила, что средний показатель маржи переработки на Essar с начала финансового года превышает $10 за баррель и ожидается, что в ближайшем будущем компания будет выплачивать дивиденды. «Все сделки, реализуемые Роснефтью, являются эф­фективными, что подтверждается как финансо­выми параметрами сделок, так и их влиянием на бизнес-процессы компании», – говорится в ком­ментарии Роснефти.

Аналитики отмечают, что вертикально интегри­рованным компаниям (ВИНК) за счет наличия полной цепочки производственного процесса, начиная от добычи нефти и заканчивая реали­зацией нефтепродуктов, не так критично присут­ствие низкоэффективного актива, чем компани­ям, занимающимся только добычей или только переработкой.

Ведущий эксперт союза нефтегазопромышлен­ников Рустам Танкаев сказал, что в российских ВИНКах разработаны специальные схемы рас­пределения прибыли, которые позволяют ниве­лировать потери от низкоэффективных активов. «Это может быть кажущейся неэффективностью, потому что в ВИНКах есть технология оптимиза­ции прибыли», – сказал эсперт.

Олеся Астахова

Нефтегазовый еженедельник RPI: Выпуск IV, N48, 22-28 ноября 2016г.

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor