Нефтегазовый еженедельник RPI: Казахстан и Россия добавят рынку 2 млн тонн каспийской нефти в месяц в 2017 году

Россия и Казахстан, запускающие добычу на двух крупных каспийских месторождениях, готовы в 2017 году дополнительно выплеснуть на рынок 500 тыс. барр./сут. сырья, что сопоставимо с иранскими объёмами в Европе, оказав тем самым медвежью услугу остальным производителям, с которыми Москва пытается договориться о заморозке добычи.

Добыча нефти на гигантском месторождении Ка­шаган в Казахстане должна начаться в октябре 2016 года с 5-летним отставанием от графика и уже в следующем месяце добавит едва оправив­шемуся после появления объемов Ирана рынку дополнительные 300 тыс. тонн сырья, а к дека­брю производство может увеличиться до 700 тыс. тонн в месяц, говорят источники в отрасли.

К концу 2017 года добыча на Кашагане долж­на достигнуть 370 тыс. барр./сут. (1,5 млн тонн в месяц), сообщили в компании North Caspian Oil Conpany (NCOC), операторе месторождения.

Другой крупный проект осенью этого года офи­циально запустит Лукойл: месторождение имени Филановского на российском шельфе Каспия, как ожидается, в 2017 году выйдет на пик добычи в объеме около 130 тыс. барр./сут. (500 тыс. тонн в месяц).

«Пока Россия убаюкивает мир рассказами о за­морозке добычи для стабилизации цен, на ее территории и в странах СНГ продолжают запу­скать новые месторождения и непохоже, что это­му кто-то может помешать», – сказал источник в отрасли.

В пресс-службе NCOC не подтвердили, но и не опровергли старт добычи на Кашагане в октябре, отметив, что «работы по подготовке к безопасно­му перезапуску месторождения… ведутся в соот­ветствии с графиком».

Представитель Лукойла подтвердил начало до­бычи на месторождении Филановского в этом году, но отказался уточнить объем производства до его официального запуска.

Кому нужен Кашаган?

Старт добычи на Кашагане ожидался еще в 2011 году, когда спрос на сырье был высоким, а стои­мость маркерного сорта нефти Brent превышала $100 за баррель. Однако пока сроки переноси­лись из-за технических проблем, ситуация на ми­ровом рынке кардинально изменилась – теперь производители не знают, куда пристроить ресур­сы, а цены рухнули вдвое.

Изменилась и конфигурация рынка, в частности, Россия резко увеличила экспорт нефти в Европу, а переработка сырья и спрос на нефтепродукты в Старом свете упали из-за роста производства и экспорта топлива из Азии.

В текущем году поставщиков подстерегла новая напасть: в Европе стал остро ощущаться пере­избыток предложения легкого сырья, что отраз­илось на дифференциалах потока CPC Blend. «Качество CPC Blend не очень хорошее, его нуж­но смешивать с другими сортами, на один танкер СPС нужно порядка 4 грузов Urals, чтобы полу­чить нормальную смесь», – сказал трейдер на рынке Средиземноморья.

«Легкой нефти в Европе сейчас полно, а заводы все прошли модернизацию, им интереснее и вы­годнее перерабатывать тяжелые сорта», – отме­тил сотрудник крупной европейской нефтеком­пании.

Котировки сорта CPC Blend, основой которого станет нефть Кашагана, с притоком объемов сы­рья ослабнут еще больше, уверены источники в отрасли.

«Если на рынок выльется еще десяточек танке­ров с CPC Blend по месяцу, продавцам придется по всему миру бегать с этими грузами, чтобы их только взяли», – говорит один из собеседников Рейтер. «Если CPC Blend будет стоить дешевле Urals – удивляться не стоит», – добавил он.

Инвестиции в проект Кашаган за время его реа­лизации выросли более чем в 5 раз по сравнению с первоначальным планом, и к концу 2015 года вложения в первую фазу разработки достигли $55 млрд, по данным NCOC.

Новая нефть, старые маршруты

Основной маршрут для экспорта нефти Кашагана и Филановского – Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), однако, по словам источников, трубопровод пока не сможет принять весь каша­ганский объем, в то время как нефть с Филанов­ского поступит в систему полностью.

Первая очередь КТК, отгружающего нефть с тер­минала вблизи Новороссийска, запущена в 2004 году, в 2010 году был принят проект его расши­рения в три этапа до 67 млн тонн в 2014 году, но сроки неоднократно переносились. Теперь за­вершение проекта намечено на второе полугодие 2017 года, сообщили в пресс-службе компании.

«КТК не сможет принять в этом году весь Каша­ган, пропускная способность не позволяет. Сей­час КТК работает без профицита», – сказал источ­ник в отрасли, знакомый с ходом проекта.

В пресс-службе консорциума сообщили, что го­довая мощность трубопровода уже достигла 52 млн (до 4,3 млн в месяц), но суммарная прокачка в 2016 году ожидается на меньшем уровне – 45,8 млн тонн против 43 млн в 2015 году.

В КТК не уточнили, какой объем кашаганской нефти готов принять трубопровод в конце этого года, отметив, что его «мощность в октябре рас­считана из консервативного сценария, исходя из небольшого увеличения объемов за счет сдачи нефти с Кашагана».

Лукойлу повезло больше: по словам трейдеров, сырье с его месторождений на шельфе Каспия, в том числе Филановского, КТК в этом году примет в полном объеме.

Согласно графику, Лукойл в октябре, ноябре и декабре этого года отгрузит через терминал КТК 270 тыс., 280 тыс. и 330 тыс. тонн нефти соответ­ственно. Из этого объема порядка 120 тыс. тонн в месяц составляет сырье другого каспийского ме­сторождения Лукойла – имени Корчагина.

А вот акционерам Кашагана, скорее всего, при­дется искать альтернативные маршруты для части ресурсов – график отгрузки CPC Blend на октябрь предполагает перевалку 180 тыс. тонн кашаганской нефти, на ноябрь – около 250 тыс. тонн, на декабрь – 270 тыс. тонн, что ниже плана добычи на 120 тыс., 350 тыс. и 430 тыс. тонн соот­ветственно.

«В этом году Кашаган придется куда-то распи­хивать. В январе-феврале 2017 года, думаю, та­кая же ситуация, и только после марта основной объем должен влезть (в КТК), но тут тоже вопрос – как добыча на Кашагане расти будет?» – говорит трейдер из крупной западной нефтекомпании.

Кашаган пополнит Urals

Альтернативные маршруты для нефти Кашагана – это транзит через Россию по системе Транснеф­ти и поставки в Китай по нефтепроводу Атырау- Алашанькоу, сообщили в пресс-службе NCOC. Оба из них уступают по экономике поставкам в КТК, но транзит через Россию все же для экспор­теров предпочтительнее, чем в КНР.

По словам представителя Транснефти Игоря Де­мина, Казахстан уже направил в транспортную монополию заявку на увеличение транзита через РФ в четвертом квартале этого года, но не уточ­нил ее объем.

Демин заверил, что проблем с увеличением тран­зита нефти Казахстана через Россию не будет.

«Мощность участка Атырау-Самара равна 20 млн тонн в год, а экспериментальное тестирова­ние прокачки, которое проводила Транснефть, показало возможность прокачивать по маршруту до 25 млн тонн. Сейчас производители Казахста­на прокачивают лишь около 15 млн тонн», – уточ­нил он.

Эксперты считают, что ряд производителей Каша­гана, в частности те, кто не является акционера­ми КТК, направят объемы в систему Транснефти, после чего кашаганская нефть будет отгружаться из российских портов с качеством Urals.

«Разница в экономике при поставках в КТК и транзитом через Россию сумасшедшая, но аль­тернатив у производителей почти нет», – сказал источник в Казахстане.

 Ольга Ягова, Алла Афанасьева

Нефтегазовый еженедельник RPI: Выпуск IV, N37, 6-12 сентября 2016г.

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor