Нефтегазовый еженедельник RPI: Кому Башнефть? Не подешевела – не налетают

Правительство РФ, остро нуждающееся в пополнении бюджета, готовит вторую по счёту приватизацию Башнефти, но потенциальные инвесторы пока осторожны в своих притязаниях, ссылаясь на отсутствие чётких правил аукциона, завышенную стоимость актива и негативный опыт, когда административный ресурс брал верх над бизнесом.

Покупка Башнефти, средней по величине не­фтекомпании, – последний шанс для российских нефтяников резко нарастить запасы, добычу и переработку внутри РФ, укрепив свои позиции на рынке. Но цена вопроса – несколько миллиардов долларов, что далеко не всем претендентам по силам даже с привлечением внешнего финанси­рования.

Официально интерес к покупке Башнефти выра­зили Лукойл, Независимая нефтегазовая компа­ния (ННК), возглавляемая экс-президентом Рос­нефти Эдуардом Худайнатовым, и Татнефтегаз. Помимо перечисленных компаний на актив, по данным источников в отрасли, имеют виды Банк Югра бизнесменов Хотиных и Сургутнефтегаз.

«Я думаю, главная битва за Башнефть развер­нется между Лукойлом и ННК, Сургутнефтегаз – запасной вариант для правительства «на всякий пожарный», а другим претендентам поможет удача или им придется удивить власти сумма­ми», – сказал собеседник Рейтер.

Росимущество может продавать как весь пакет полностью, так и частями.

КТО КОГО

Вопрос, кому достанется Башнефть – крупнейшей российской частной нефтекомпании Лукойл или близкой к Роснефти, хотя и формально с ней не связанной, ННК, большинство экспертов решают в пользу последней.

«В нашей стране исторически административ­ный ресурс стоял выше частных инвестиций, а продажи активов почти всегда превращаются в фарс. Хотелось бы, чтоб что-то изменилось, но вряд ли», – говорит источник.

«Покупателю крупного актива недостаточно сде­лать лучшее ценовое предложение, нужно еще «высшее» согласие на такую покупку», – добав­ляет другой.

Кроме того, даже став обладателем привлека­тельного актива, его владелец не имеет гарантий спокойного существования: в любой момент он может лишиться бизнеса, а в худшем случае – еще и оказаться за решеткой.

Примерами могут служить печальная судьба Михаила Ходорковского и возглавляемого им Юкоса, а также недавнего владельца Башнефти Владимира Евтушенкова, который был обвинен в недобросовестном приобретении компании и в итоге передал контрольный пакет акций госу­дарству.

С момента покупки АФК Система Евтушенкова в 2009 году добыча Башнефти выросла на 40%. По итогам 2015 года производство нефти достиг­ло 19,9 млн тонн, увеличившись на 29%, а объем переработки составил 19,25 млн тонн. Таким об­разом, в 2015 году компания добилась баланса добычи и переработки.

ЛОГИЧНЫЙ ЛУКОЙЛ

Покупку Лукойлом Башнефти участники рынка по многим причинам называют логичной – ком­пании давно сотрудничают как в области добычи и нефтепереработки, так и экспорта.

«Башнефть логично выписывается в структуру Лукойла: после ее покупки у компании не будет резкого перевеса в добыче или переработке, это важно», – сказал источник в отрасли.

Лукойл поставляет значительные объемы нефти на НПЗ Башнефти в Уфе, партнеры имеют общий актив – Башнефть-Полюс, который разрабатыва­ет крупное месторождение имени Требса и Тито­ва в Ненецком автономном округе, а сырье с этого месторождения отгружается через терминал Ва­рандей при посредничестве торгового подразде­ления Лукойла Litasco.

Поэтому неудивительно, что Лукойл первым про­явил интерес к госпакету акций Башнефти, еще в начале февраля этого года, когда правительство стало собирать заявки от претендентов на актив, что подтолкнуло бумаги компании вверх. Так, с момента появления информации о продаже па­кета акций Башнефти их стоимость увеличилась почти на треть и теперь, по данным Рейтер, ка­питализация компании превысила 600 млрд ру­блей.

Но что хорошо государству, то не всегда подходит инвестору: рост стоимости этого актива – одна из причин, по которой процесс продажи Башнефти затягивается, считают участники рынка.

Глава Лукойла Вагит Алекперов оценил всю Баш­нефть лишь в $4-4,5 млрд, добавив, что Лукойл готов заплатить за контрольный пакет Башнефти премию в размере 15-20%. Стремительное подо­рожание ее акций глава Лукойла назвал спекуля­цией. В свою очередь президент Башнефти Алек­сандр Корсик считает справедливой стоимость компании $7,5 млрд. (См. стр. 5)

НЕПРОСТАЯ ННК

Финансовое положение ННК, как отмечают со­беседники Рейтер, далеко от того, чтобы без проблем позволить себе покупку всего госпакета Башнефти, но шансы у ННК есть.

Мало кто оспаривает сильные административ­ные позиции ННК, пользующейся неофициаль­ной поддержкой Роснефти, а многие участники рынка прямо говорят об аффилированности этих компаний, хотя официальной связи между ними нет, помимо того, что глава ННК Худайнатов ра­нее являлся президентом Роснефти.

«У нас по поводу близости ННК и Роснефти ника­ких иллюзий нет. Говорим Роснефть, подразуме­ваем ННК, так что ННК гораздо более серьезный претендент на Башнефть, чем кажется», – гово­рит источник в отрасли.

Независимая НК, в отличие от Роснефти, не нахо­дится в санкционном списке США и Евросоюза и может привлечь средства у иностранных банков и трейдеров.

Недавно глава ННК Худайнатов признался, что у компании есть предварительные договоренно­сти с пулом иностранных банков о финансирова­нии покупки контрольного пакета Башнефти.

По словам собеседников Рейтер, ННК может при­влечь деньги на покупку актива у банка ВТБ и в дальнейшем рассчитаться с кредитором, продав экспортные объемы нефти и нефтепродуктов на несколько лет вперед трейдеру Trafigura на усло­виях долгосрочного предэкспортного финанси­рования.

Ранее президент Владимир Путин исключал воз­можность привлечения финансирования в госу­дарственных банках покупателем Башнефти.

Участники рынка отмечают, что экспортные объ­емы нефти и нефтепродуктов ННК существенно меньше, чем необходимые для привлечения сум­мы для покупки Башнефти.

«Если Башнефть не достанется ННК, я очень удивлюсь. Финансирование здесь не проблема, мне кажется, что-нибудь придумают», – сказал собеседник Рейтер.

БОГАТЫЙ СУРГУТНЕФТЕГАЗ

Несколько источников сообщили о том, что пере­говоры о возможной покупке госдоли в Башнеф­ти велись с самой богатой российской нефтеком­панией – Сургутнефтегазом, который известен своей сдержанностью в инвестициях.

По итогам 2015 года «денежная подушка» Сур­гутнефтегаза достигла 2,4 трлн рублей, при этом уже много лет он не покупает новые отрасле­вые активы. «Мало покупателей готовы платить большую премию за крупный нефтяной актив в текущей нервной ситуации на мировом нефтяном рынке. Ни у кого нет денег. Сургутнефтегаз – оче­видное решение. Но он вряд ли на это пойдет», – считает источник в отрасли.

Сургутнефтегаз не комментирует свое возможное участие в приватизации Башнефти.

ТЁМНЫЕ ЛОШАДКИ

О двух других претендентах на контрольный па­кет Башнефти, Татнефтегазе и Банке Югра, из­вестно мало, так как их владельцы избегают пу­бличности.

Источники полагают, что эти компании вряд ли смогут побороться за Башнефть с Лукойлом, Сур­гутнефтегазом и ННК, но не могли не заявить о своем интересе, поскольку покупка Башнефти могла бы кардинально улучшить их положение на рынке.

Бизнесмены Хотины, владельцы Банка Югра, тихо, но успешно строят свой сырьевой бизнес. Их нефтяные активы находятся под управлени­ем компании Каюм-нефть, которая в том числе контролирует добывающую «дочку» Дулисьма с запасами 14,2 млн тонн нефти и 77,2 млрд куб. м газа.

Каюм-нефть ежемесячно экспортирует более 100 тыс. тонн сырья на премиальном направлении, куда не каждая малая компания имеет доступ, – из дальневосточного порта Козьмино. Но перера­батывающих мощностей у Хотиных пока нет.

О компании Татнефтегаз известно, что ей руко­водит бывший партнер Михаила Гуцериева Сер­гей Бахир, который в письме Владимиру Путину предложил взять 75% акций Башнефти в управ­ление на 10 лет.

Согласившись на сделку, говорится в письме, Росимущество и Башкирия получат $4 и $2 млрд соответственно. Татнефтегаз, по данным базы СПАРК, принадлежит офшорам — Pivitol Holdings Ltd. и Ristgu Ltd с Виргинских островов, а также RGF Investments & Energy Ltd с Кипра.

Компания была учреждена в конце 2012 года, ее уставный капитал – 4,5 млн рублей. Виды дея­тельности – геологоразведка, добыча нефти и газа и другие, по данным Татнефтегаза.

Ольга Ягова

Нефтегазовый еженедельник RPI: Выпуск IV, N27, 28-4 июля 2016г.

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor