Нефтегазовый еженедельник RPI: Москва требует от Минска лояльности в обмен на нефтяное довольствие

После аннексии Крыма Россией в 2014 году президент Белоруссии Александр Лукашенко стал опасаться, что его небольшая страна, бывшая республика Советского Союза, может стать следующей целью, и, смело повернувшись спиной к Кремлю, взял курс на нормализацию отношений с Западом.

И вот теперь Москва, вероятно, посылает Лука­шенко сигнал, что белорусской экономике, кото­рая держится на плаву за счет субсидий в форме поставок дешевых энергоносителей из России, придется несладко, если Минск забудет старых друзей.

С начала июля 2016 года поставки российской нефти на переработку в Белоруссию снизились на 40% по сравнению со вторым кварталом, что было воспринято многими как инструмент поли­тического и финансового давления Москвы.

Белоруссия зависит от поставок на свои НПЗ сы­рья из РФ: производимые из российской нефти нефтепродукты отправляются за рубеж, состав­ляя пятую часть экспорта, свидетельствуют офи­циальные данные.

Россия поставляет нефть в Белоруссию без экс­портной пошлины, и с 2015 года оставляет в белорусском бюджете экспортные пошлины на нефтепродукты, которые ранее возвращались в российскую казну. Белоруссия ежегодно перера­батывает свыше 20 млн тонн сырья из РФ.

Столкнувшись со снижением поставок, Минск предпринимает попытки заменить российскую нефть альтернативными сортами, однако такой шаг значительно ухудшит экономику нефтепере­работки, поскольку Россия продает сырье Бело­руссии со значительной скидкой к мировым це­нам.

Российские официальные лица, ответственные за ТЭК, утверждают, что сокращение поставок нефти в Белоруссию произошло из-за коммерче­ских разногласий, тогда как многие рассматри­вают его как меры Москвы в ответ на сближение Лукашенко со странами Запада.

«Это такой способ показать белорусскому ру­ководству, что ему нужно вести себя скромнее в отношениях с Западом», – сказал Рейтер Денис Мельянцов, старший аналитик Белорусского ин­ститута стратегических исследований (BISS).

Высокопоставленный российский источник Рей­тер сообщил на условиях анонимности, что в нефтяной отрасли ситуацию расценивают как наказание Лукашенко за его разворот в сторону Запада и критические замечания в адрес России.

В начале июля Лукашенко встречался с времен­ным поверенным в делах США в Белоруссии и за­явил, что стремится к нормализации отношений с Соединенными Штатами.

Он отметил, что у Белоруссии нет никаких обяза­тельств перед другими государствами, которые противоречили бы сотрудничеству с США, оче­видно имея в виду Россию.

Украинский синдром

Лукашенко, который руководит Белоруссией с 1994 года, никогда не был простым партнером для Кремля. Он регулярно пытался столкнуть лбами Россию и Запад, усиливая свои переговор­ные позиции и добиваясь для Минска дополни­тельных экономических преференций. При этом Москва всегда рассматривала Белоруссию, как своего самого близкого союзника.

Отношение Лукашенко к РФ изменилось после присоединения Крыма и начала конфликта на востоке Украины. Так же, как в Крыму и на Украи­не, в Белоруссии проживает большое количество этнических русских, которые чувствуют свою бли­зость с Россией.

«Белорусский истеблишмент и Лукашенко лично были напуганы ситуацией на Украине», – отмеча­ет политолог Андрей Егоров, директор базирую­щегося в Минске Центра европейской трансфор­мации.

Лукашенко отказался признать Крым частью России и приостановил обсуждение проекта раз­мещения российской авиабазы на белорусской территории. «Поведение сегодня нашего вос­точного родного брата не может не насторажи­вать», – сказал Лукашенко во время заседания совета безопасности Белоруссии декабре 2014 года.

«Мы не гигантское государство, не обладаем мо­щью ядерного оружия, но наша армия достаточ­но боеспособна, чтобы ответить на любую угро­зу… Поэтому мы будем беречь свой кусок земли, свою государственность и свою независимость», – подчеркнул президент.

Одновременно Белоруссия стала активно восста­навливать отношения с Евросоюзом и США, кото­рые обвиняли Минск в фальсификации выборов и преследовании политических оппонентов.

Дипломатические усилия принесли успех в фев­рале текущего года, когда Евросоюз отменил санкции в отношении Белоруссии, действовав­шие в течение 5 лет. Теперь Минск обсуждает с МВФ заём на $3 млрд.

Несмотря на изменение вектора внешней поли­тики, Белоруссия не спешит отказываться и от российской экономической помощи, выторго­вав у Москвы значительные скидки на энерго­ресурсы.

Око за око, нефть за газ?

Снижение цен на нефть, девальвация российско­го рубля и падение спроса на российском рынке привели к падению ВВП Белоруссии в январе-апреле на 3%, и страна остро нуждается в дота­циях из Москвы.

Согласно подсчетам Рейтер, субсидии РФ Минску в форме заниженных цен на нефть и газ состав­ляют около $3 млрд в год – около трети от всего республиканского бюджета.

На фоне падения нефтяных цен с конца 2015 года Белоруссия заявляла, что рассчитывает на суще­ственное снижение цен на российский газ в 2016 году.

При этом цена на топливо для неё и так была ощутимо ниже, чем для других газоимпортеров: в конце года республика получала газ по $142 за 1 тыс. куб. м против $194,2 в среднем для стран бывшего СССР, показывают данные Газпрома. Цена для потребителей в РФ составила в среднем $59,4 за 1 тыс. куб. м.

Белоруссия в 2015 году получила от Газпрома 21 млн куб. м газа; годовой транзит российского то­плива через территорию Белоруссии составляет около 45 млрд куб. м.

В мае российская сторона сообщила, что долг Минска перед Газпромом за поставки газа в 2016 году превысил $125 млн, тогда как Минск отри­цал наличие долга, ссылаясь на разную трактов­ку ценового соглашения.

Переговоры по газу пока не принесли результа­та, а в июле последовало сокращение поставок нефти.

Западные потребители опасаются, что обостре­ние конфликта может привести к остановке тран­зита углеводородов в Евросоюз, хотя и расцени­вают такой сценарий как маловероятный.

«Дружба» – труба раздора

Транзит российской нефти в Европу по террито­рии Белоруссии превышает 50 млн тонн в год – около четверти от нефтяного экспорта России – и эти ресурсы уже не раз становились разменной монетой при выяснении отношений между сосе­дями. Так, в 2007 году Минск приостанавливал прокачку нефти на фоне споров с Москвой по по­воду цен на сырье для своих НПЗ.

В декабре 2015 года разногласия между белорус­скими импортерами нефти и российскими про­давцами о ценах на энергоносители в 2016 году чуть не привели к приостановке поставок сырья в Белоруссию.

Весной прошлого года Москва обвиняла Минск в падении объемов встречных отгрузок автомо­бильного бензина с НПЗ республики в РФ, кото­рые были обещаны Белоруссией, и поднимала вопрос о сокращении поставок нефти.

В обмен на дополнительные объёмы российского сырья Минск обещал направить в Россию в 2016 году 1,8 млн тонн моторного топлива, однако с января по май на российский рынок было по­ставлено всего 80,842 тыс. тонн автобензина и 54,311 тыс. тонн дизтоплива.

Предложение не рождает спрос

Регулярный импорт автобензинов производства Мозырского и Новополоцкого НПЗ в Россию на­чался в конце 2012 года: чтобы застраховаться от возможного дефицита, РФ обещала в 2013 году увеличить поставки нефти в Белоруссию в обмен на гарантии встречных поставок 2-2,5 млн тонн бензина в год.

Однако в последние 2 года, с вводом в эксплу­атацию на многих крупных российских НПЗ но­вых или модернизированных установок, рынок России перестал испытывать острый сезонный дефицит автобензина, и стоимость продукта на внутреннем рынке стала намного реже превы­шать уровень экспортной альтернативы.

На этом фоне цены на бензин и другие виды то­плива производства белорусских НПЗ, предла­гаемые как на биржевых торгах в РФ, так и по прямым контрактам, зачастую оказывались су­щественно выше российских и не находили спро­са, что привело к резкому падению продаж.

Трейдеры пока не видят угрозы для рынка Рос­сии в резком сокращении производства нефте­продуктов в Белоруссии, а напротив, оценивают его как преимущество в такой ситуации.

«Сокращению поставок белорусских нефтепро­дуктов пока только рады – спрос в Европе низкий, особенно на бензин. Слишком много за зиму на­копили запасов», – сказал один трейдер.

Разные цели, единая тактика

Конфликт между Москвой и Минском оказался на руку российским нефтяникам, которые пытаются добиться от Белоруссии улучшения условий пере­работки сырья на её НПЗ.

Источники Рейтер утверждают, что нефтяные компании РФ грозят дополнительно сократить поставки сырья в Белоруссию в июле-сентябре, если Минск не пойдет на снижение стоимости процессинга. «В данном конфликте есть и госу­дарственные и частные интересы. А итог один – сокращение поставок», – говорит источник в от­расли.

В 2012 году Россия и Белоруссия договорились о новой формуле цены на российскую нефть при поставке на белорусские НПЗ и вместе с тем за­фиксировали в соглашении возможность пере­работки по давальческой схеме до половины по­ставляемых объемов.

В 2012-2014 годах объем поставок сырья по схеме процессинга был очень выгоден для российских компаний, которые помимо увеличения объема договорились с белорусскими коллегами о сни­жении стоимости процессинга с $41-42 до $39 за тонну.

Тем не менее с 2014 года налоговый маневр, па­дение цен на нефть и ослабление курса рубля сделали давальческую переработку по прежнему тарифу не слишком выгодной даже относительно переработки на собственных заводах компаний в России.

По данным Белнефтехима, в первом квартале да­вальческая переработка российских нефтяников сократилась до 3% от общего объема поставок при квоте 50%. В 2012-2014 годах поставки для процессинга регулярно составляли 50%.

«Давальческая переработка снижалась весь про­шлый год и снижается в этом году, и это – чисто экономические вопросы. Это связано с послед­ствиями налогового маневра, падением цен на нефть», – сказал источник на рынке.

Глеб Городянкин, Андрей Маховский

Нефтегазовый еженедельник RPI: Выпуск IV, N28, 5-11 июля 2016г.

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor