Нефтегазовый еженедельник RPI: Как иракские курды нефть продавали

Полуавтономная провинция Ирака Курдистан использует сложные схемы для продажи нефти в обход центрального правительства и продолжит заниматься этим независимо от мнения Багдада, потому что курдам нужны деньги для борьбы с Исламским государством.

Чтобы не быть замеченным властями Ирака, Кур­дистан отправляет нефть через Израиль, пере­гружает партии с корабля на корабль у берегов Мальты и использует корабли-приманки для от­влечения внимания, рассказал в интервью Рей­тер министр природных ресурсов Курдистана Ашти Хаврами.

Курды говорят, что вынуждены продавать сырьё в обход Багдада, потому что он не выполняет обязательства по отчислениям в региональный бюджет в 2014 и 2015 годах. В свою очередь, пре­дыдущее и нынешнее правительства Ирака обви­няли курдов в нарушении договора по передаче нефти Багдаду.

Курдистану причитается 17% бюджета Ирака, и регион заявляет, что нуждается в стабильном доходе для покрытия текущих затрат, в том чис­ле на содержание многочисленных беженцев из Сирии и Ирака и финансирование своей армии, сражающейся с исламистами.

Курдистан экспортирует свыше 500 тыс. барр./ сут. нефти и считает, что Багдад хотя бы отчасти смирился с прямыми поставками из региона в 10 стран. «Фактически мы долгое время подверга­емся финансовой дискриминации. К началу 2014 года, когда мы не получили денег, мы решили, что пора подумать о собственной продаже неф­ти», – сказал Хаврами.

Региональному правительству Курдистана (РПК) предстояло найти клиентов, готовых покупать объемы, равные большому танкеру каждые 2 дня. Многие компании боялись иметь дело с курдами, потому что Ирак угрожал за это судом.

«Масштабы были впечатляющими, и для нас это было нечто совершенно новое. Покупатели хоте­ли, чтобы РПК само фрахтовало танкеры, а мы ничего не знали о перевозках и морском транс­порте», – сказал Хаврами.

Для поиска судов курды наняли опытного трей­дера Муртазу Лакхани, который в 2000-е годы работал на Glencore в Ираке.

«Он точно знал, кто будет с нами работать, а кто нет. Он открыл нам двери и нашел перевозчиков, готовых с нами работать», – сказал Хаврами.

Он и Лакхани отказались назвать перевозчиков, трейдеров и покупателей курдской нефти.

Ирак подал в суд на греческую судоходную ком­панию Marine Management Services за ее участие в экспорте курдской нефти. По словам источ­ников на рынке, это сырьё покупали несколько фирм, включая Trafigura и Vitol, которые отказа­лись от комментариев на эту тему.

Некоторые покупатели отправляли танкеры в израильский порт Ашкелон, где нефть перегру­жалась в хранилища для дальнейшей продажи в Европе. Иногда нефть переваливалась с одного танкера на другой у побережья Мальты, чтобы сохранить реальных покупателей в тайне. Порой использовались 2 танкера, один из них порож­ний, чтобы затруднить отслеживание.

«Все вдруг стали специалистами по отслежива­нию судов, поэтому нам пришлось проявить изо­бретательность. Но одно стало ясно – если нефть добыта, ее уже не остановить», – сказал Хаврами.

Курдистан планирует повысить экспорт до 1 млн барр./сут. и хочет также стать одним из крупных поставщиков газа, что сделает его участником мирового рынка энергоносителей.

Ссора из-за денег

Финансовый спор между РПК и центральным правительством Ирака не утихает уже 2 года. «Мы согласны на реальный бюджет, которого Багдад придерживался бы без всяких условий, но мы не хотим быть вписаны в теоретический бюджет, не стоящий бумаги, на которой он напи­сан», – подчеркнул Хаврами.

По его словам, в 2014 году в государственный бюджет были заложены поставки нефти из Кур­дистана в объеме 400 тыс. барр./сут., что в то время было технически невозможно. В январе 2014 года Курдистан получил из государственно­го бюджета $500 млн вместо причитающихся ему $1-1,2 млрд, в феврале отчисления были снова урезаны, а в марте полностью остановились, ска­зал Хаврами.

«Багдад требовал нефть, которой у нас не было. Наша делегация во главе с премьер-министром Нечерваном Барзани отправилась в Багдад, что­бы выяснить, что происходит. Но они не желали слушать наши аргументы и настаивали на сокра­щении бюджета, – рассказал Хаврами. – Поэтому нам пришлось собраться с силами и ускорить строительство трубопроводов. К маю 2014 года основная инфраструктура была построена, и мы были готовы к самостоятельным продажам».

К этому моменту денег в регионе почти не оста­лось, правительство задерживало зарплату гос­служащим, в том числе военным, и задолжало миллионы долларов компаниям Genel и DNO, разрабатывающим курдские нефтяные место­рождения.

Постепенно покупатели и трейдеры стали ис­пользовать собственные суда для перевозки курдской нефти, но Багдад пригрозил за это судом, и одна партия на несколько месяцев за­стряла в США, после чего вернулась в Европу, где была продана. С тех пор сырьё из Курдистана не пересекало Атлантику.«Оглядываясь назад, 2014 год был для нас очень успешным, потому что про­блемы были только с двумя танкерами – в США и Марокко. К концу года нам удалось сократить задолженность по зарплате до одного месяца», – сказал Хаврами.

Новая надежда

В конце прошлого года у курдов появилась на­дежда на улучшение отношений с Багдадом, где власть перешла к новому правительству. В дека­бре стороны договорились, что в 2015 году Кур­дистан будет отправлять в Ирак в среднем 550 тыс. барр./сут. нефти и получать 17% государ­ственного бюджета, или свыше $1,1 млрд в месяц.

Но с самого начала все пошло не так: в январе Багдад заявил, что курды не выполняют условия соглашения, и перечислил $200 млн. С января по июнь курды получили $2 млрд, то есть менее 40% причитающихся им денег.

«В феврале 2015 года мы снова поехали в Баг­дад и обнаружили, что бюджет пошел насмарку, и они просто работают с теми деньгами, которые есть у них на руках… Они говорят: «Вот все, что у нас есть, потому что цены на нефть упали, и мы не можем заполнить дефицит бюджета». К марту мы пришли к выводу, что у нас нет другого вы­бора как возобновить самостоятельную продажу сырья», – рассказал Хаврами.

По его словам, в ноябре нефть у курдов покупа­ли порядка 10 стран, которые он не назвал. Ис­точники в торговых кругах сообщили Рейтер о поставках курдской нефти в Израиль и Венгрию, а также в балтийские порты Гданьск и Бутинге. (См. рубрику «Экспорт» стр. 20)

С июля Курдистан получает от продажи нефти $800-850 млн в месяц, что позволяет ему пла­тить зарплаты и оплачивать работу иностранных нефтяных компаний.

Багдад по-прежнему обвиняет Курдистан в нару­шении договоренностей и угрожает судом поку­пателям курдского сырья, но, похоже, смирился с тем, что РПК самостоятельно продает нефть с месторождения Киркук через турецкие порты.

«Спросите любого курда, и он скажет вам, что его самая большая мечта – это независимость. Но на уровне правительства главная цель нашей по­литики – это экономическая независимость. Мы стремимся сами решать наши проблемы, и у нас достаточно средств для этого», – сказал Хаврами.

Дмитрий Жданников

Нефтеназовый еженедельник RPI: Выпуск III, N46, 17-23 ноября 2015г.
Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor