Нефтегазовый еженедельник RPI: Нефть Арктики почти не видна за санкциями, ценами и налогами

Шельф Арктики, на который делают ставку российские нефтяники, вряд ли поможет им в обозримом будущем справиться с падением добычи из-за санкций и снижения цен, которые ставят под вопрос подводное бурение в высоких широтах.

Кроме того, даже власти признают, что нынешняя налоговая система является препятствием на пути в Арктику. Минэнерго обещает снизить расходы добывающих компаний, узаконив налог на финансовый результат, который в свое время помог буму сланцевой нефти в США. Минфин, сражающийся за рост доходов бюджета, против нового фискального режима.

Несмотря на проблемы, российские чиновники и нефтяники, обещающие «большую» коммерческую нефть со дна северных морей после 2025 года, демонстрируют уверенность в том, что все планы будут выполнены, а лицензионные условия – соблюдены. Однако первый же созданный для разведочного бурения Карского моря альянс ExxonMobil и Роснефти практически развалился из-за санкций осенью 2014 года.

Министр энергетики РФ Александр Новак сказал, что бурение скважин в Карском море уже отложено с 2015 года на следующий год, «и, возможно, еще на какой-то период». Источники Рейтер куда более пессимистичны – они говорят, что вторая разведочная скважина вряд ли появится раньше 2018 года.

Эксперты по отрасли полагают, что из-за санкций Роснефти сложно договариваться с сервисными компаниями и организовывать финансирование бурения шельфа, что не позволяет надеяться на прорыв в Арктике.

Падение добычи

Нефтяные компании говорят, что арктическая нефть необходима, чтобы компенсировать падающую добычу на постепенно истощающихся месторождениях Западной Сибири. При этом по закону на северном шельфе могут добывать только Роснефть и Газпром, а крупнейший частный нефтедобытчик Лукойл пока безуспешно бьется за право доступа в Ледовитый океан.

Глава и совладелец Лукойла Вагит Алекперов предупреждает, что свыше 80% месторождений России были открыты до 1990 года, а значит находятся на поздней стадии развития и эксплуатации.

«К сожалению большому, темпы падения (производства сырья) в ближайшие годы не будут компенсированы вводом новых провинций», – заявил Алекперов на форуме в Санкт-Петербурге, аргументируя необходимость добычи на шельфе.

Второй крупнейший совладелец Лукойла Леонид Федун прогнозировал в марте, что сокращение бурения приведет к 8%-ному падению производства нефти в России в ближайшие 2 года. Компания уже приготовилась к снижению нефтедобычи на российских месторождениях в этом году.

Минэнерго заглядывает вдаль, ожидая, что после 2035 года на шельфе Арктики будет добываться 30-33 млн тонн нефти, сказал в интервью Рейтер заместитель министра энергетики Алексей Текслер. «Активная добыча начнется после 2025 года», – считает он.

При этом он не разделяет пессимизма относительно сроков бурения в Карском море и напомнил, что Роснефть не просила их передвинуть.

«Все лицензионные обязательства в части Карского моря выполняются. Конечно, если будут возникать определенные сложности и проблемы, я думаю, эти сроки могут уточняться. Но сегодня говорить об этом рано, потому что нет информации, что эти сроки могут быть сдвинуты», – сказал замминистра.

В июне глава Роснефти Игорь Сечин сообщил, что Роснефть выполняет график бурения скважин на шельфе Карского моря, не раскрыв точные сроки.

Когда окупится?

Текслер оценивает себестоимость добычи нефти на арктическом шельфе в диапазоне от $35 до $100 за баррель, в зависимости от глубины моря, удаленности от берега, ледовой обстановки.

Для сравнения, Роснефть, крупнейшая нефтяная компания России, в презентации по итогам 2014 года пишет, что ее средние удельные затраты на добычу составили всего $3,9 на баррель сырья.

Далеко не все так оптимистичны – многие считают, что при нынешних ценах на нефть об Арктике стоит забыть, а полезнее было бы сосредоточиться на сокращении потребления энергоресурсов.

Профессор экономического факультета Московского государственного университета Сергей Бобылев говорит, что разрабатывать арктический шельф экономически бессмысленно в течение ближайших 10 лет, а может быть и дольше.

«В настоящее время вкладывать туда большие инвестиции – это большая вероятность их просто заморозить», – предупреждает он.

Бобылев объясняет это появлением сланцевой нефти, резким ростом доли возобновляемых источников энергии и возможным предстоящим увеличением налогов на выброс парниковых газов в атмосферу.

По его мнению, себестоимость добычи в Арктике может превышать $100-150 за баррель и быть даже выше.

Сейчас на северном шельфе разрабатывается единственное месторождение – Приразломное, оператором в нём выступает нефтяная дочка Газпрома – Газпромнефть. Но добыча здесь низкая, всего 300 тыс. тонн в год, по плану 2015 года – 600 тыс. тонн сырья.

Нефть этого месторождения продается с дисконтом к Urals, уступая основным сортам по плотности и сернистости.

Газпромнефть ранее подсчитывала, что сырьё Приразломного рентабельно при цене $55 за баррель.

Налогов не нужно

Текслер говорит, что добыча на этом месторождении экономически оправдана лишь благодаря существенным налоговым льготам: сейчас из-за низких цен экспортная пошлина на нефть Приразломного равна нулю.

Для запуска других шельфовых месторождений нужен налог на финансовый результат, введению которого противится Минфин.

«Сегодняшняя система налогообложения не позволит Арктику развивать, и это будет другая налоговая система, в том числе налог на финансовый результат делается для этого», – говорит замминистра энергетики.

«В действующей, нынешней системе налогообложения, естественно, арктические проекты «не полетят», потому что они дороже обычных», – добавил он.

При обнулении налогов добыча в Арктике теряет смысл, полагает профессор Бобылев. «(Это) процесс ради процесса», – удивляется он.

Бобылев считает, что внутри страны можно сэкономить почти половину потребляемой энергии, которая сейчас пропадает из-за отсутствия энергоэффективных технологий.

«Зачем экспортировать то, что достается с большими экономическими и экологическими рисками, когда можно экспортировать то, что можно без всяких рисков на основе простых технологий сберегать внутри страны?» – говорит экономист.

Руководитель энергетической программы российского офиса Всемирного фонда дикой природы Алексей Книжников отмечает, что расточительно вкладывать миллиарды долларов в проекты, которые принесут отдачу через десятилетия, когда энергетическая конъюнктура не ясна и на 5 лет.

«Нужно не совершать стратегические ошибки в развитии энергетики сегодня, а направлять все усилия на повышение эффективности сухопутных месторождений углеводородов и искать пути для создания условий в стране для бурного развития возобновляемых источников энергии», – считает Книжников.

Денис Пинчук, Катя Голубкова

Нефтеназовый еженедельник RPI: Выпуск III, N25, 30 июня – 6 июля 2015г.
Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor