Нефтегазовый еженедельник RPI: Былое и думы старейшего НПЗ в России

На немного побитом временем углу трехэтажного здания из красного кирпича красуется новенькая табличка: улица Советская д. 1 – здесь прописан старейший в России нефтеперерабатывающий завод, музей под открытым небом, на котором владельцы хотят наладить современное производство. 

Менделеевский НПЗ, названный в честь знаменитого химика, был построен на берегу Волги в маленьком посёлке Константиновский под руководством российского инженера и предпринимателя Виктора Рагозина и заработал в 1879 году.

Перед революцией 1917 года завод стал убыточным, и его купили известные нефтепромышленники братья Нобели – пионеры российской нефтяной отрасли.

Советская власть национализировала предприятие, но история повторилась с распадом СССР: в 90-е завод, оснащенный устаревшим оборудованием и не имевший средств на модернизацию, медленно хирел и был остановлен в 2006 году из-за низкой рентабельности, заработав вновь лишь через 6 лет с приходом нового собственника.

С момента основания завод вырабатывал смазочные материалы из бакинского мазута, и в позапрошлом веке продукция предприятия была известна в Европе и за океаном. Экспорт сохранился и с приходом новой власти.

«В советские времена завод себя очень уверенно чувствовал. Продукция поставлялась более чем в 50 стран. В основном это различные специальные масла и смазки», – рассказывает генеральный директор завода Валерий Жеглов.

Но конкуренции с импортом завод не выдержал, признаёт он: «Наступила перестройка…Началась массовая поставка западных масел и неразбериха у нас здесь с промышленностью пошла. Ну, и прикончили завод».

В 1995 году ЯНПЗ имени Менделеева вошел в состав компании Славнефть, но завод продолжал работать по масляному варианту, как и в прежние годы перерабатывая нефть Анастасиевского месторождения. По словам специалистов завода, это редкий сорт тяжелой, нафтенистой нефти из Краснодарского края с небольшой долей легких углеводородов обеспечивал большой выход масляных фракций.

«Последние годы (до остановки) работа велась на двух колоннах. На вакуумной перегонке 85% отгонялось, а 15-20% – это был остаток, который реализовывался как малосернистый мазут», – рассказывает председатель совета директоров ЯНПЗ и главный технический эксперт завода Константин Чесновицкий.

«Однако требования к маслам изменились. Эти масла не имеют сегодня сбыта, поэтому было принято решение перепрофилировать завод на топливный вариант», – пояснил он.

ТЕНИ ПРОШЛОГО

Во время инструктажа по технике безопасности добродушная женщина-инструктор подробно перечисляла традиционные строгие правила, а из окон кабинета открывался вид на верхушки потемневших от времени разномастных строений, безжизненные, местами крапчатые от ржавчины резервуары и несколько высившихся над ними труб.

Рядом среди чахлых низеньких ёлок, чуть-чуть заваливаясь постаментом на бок, прятался огромный безымянный бюст. «А это самая старая часть завода, – ответила на любопытствующие взгляды инструктор. – Кого увековечили, никто уже не помнит – надписи не сохранилось. Может, ученый. Может просто – Ильич».

«Мы от прошлого не отказываемся – тут будет музейный комплекс, восстановим лабораторию, где когда-то работал Дмитрий Иванович (Менделеев), потом создадим на этой базе научно-образовательный центр», – говорит Чесновицкий.

Нынешний владелец завода, компания Менделеев Групп, приобрела предприятие в 2014 году и планирует его полную модернизацию.

По словам Жеглова, фактически запланировано строительство на территории действующего завода современного предприятия с предполагаемой мощностью на уровне 3 млн тонн в год. За 2013 год Ярославский НПЗ, по данным статистики ЦДУ ТЭК, переработал 272,9 тыс. тонн нефтяного сырья, в 2014 году – 329,8 тыс. тонн.

Директор завода, в прошлом военный моряк, служивший на советских атомных подводных лодках, ничуть не смущается соседством с одним из крупнейших в России нефтепереработчиков – принадлежащим Газпромнефти и Роснефти заводом Ярославнефтеоргсинтез (ЯНОС), который находится всего в 40 километрах от Менделеевского завода.

«ЯНОС? Для нас это источник кадров, партнер, земляк, но никак не конкурент», – говорит Жеглов.

Напротив, по его словам, для снабжения завода сырьём предполагается строительство ответвления от нефтепровода, ведущего к Ярославнефтеоргсинтезу. До сих пор ЯНПЗ получал сырьё по железной дороге, что обходится дороже трубопроводных поставок.

В 2014 году на завод для переработки поставлялся преимущественно газовый конденсат, на долю нефти пришлось около 30%.

К началу строительства комплекса, по словам Жеглова, планируется приступить в 2016 году, а завершение намечено на 2018 год.

Стоимость проекта компания Менделеев Групп не раскрывает, однако, по словам Чесновицкого, при мощности 3 млн тонн с конверсией до 96% стоимость комплекса оценивается существенно ниже $3 млрд. Но найти эти средства нелегко, се­тует он: «Вопрос финансов. Вы же знаете, что по банкам деньги выбить тяжело, а это все же инвестиционные деньги».

Управляющим лицензиаром проекта выступает компания UOP, проект установки первичной переработки выполнит компания Process Consulting Services Inc. Планируется использование процессов Юнифлекс UOP Honeywell для переработки тяжелых остатков, и сольвентной деасфальтизации UOP Foster Wheeler.

Проект предусматривает выпуск только светлых нефтепродуктов: высокооктанового бензина и дизельного топлива соответствующих классов, и позволяет полностью перерабатывать тяжелые остатки, исключив выпуск мазута и гудрона.

По словам руководителей предприятия, завод будет производить около 72% дизельно-керосиновой фракции, 23-25% бензиновых фракций, а получаемые нефтепродукты затем будут доводится до топлива товарного вида 5 экологического класса.

В настоящее время завод располагает двумя относительно новыми колоннами, построенными в 80-х годах 20 века: атмосферной (АТ) и атмосферно-вакуумной (АВТ), но переработка ведется пока только на атмосферной колонне – вакуумная на реконструкции.

«Атмосферную колонну мы переделали, многое реконструировали, добавили еще одну колонну – отбензинивающую. Сейчас атмосферная перегонка небольшой мощности по сравнению с крупными заводами, но по эффективности она ничем не уступает» – уверен Чесновицкий.

Как пояснил Жеглов, предприятие вынуждено хранить значительный запас сырья, чтобы застраховаться от неравномерности поставок по железной дороге. Кроме того, в хранилищах завода находится конденсат с разными характеристиками, что позволяет путем компаундирования обеспечивать колонну сырьем по возможности постоянного состава.

На сегодняшний день НПЗ производит только продукты первичной перегонки нефти. Руководство завода возлагает большие надежды на вакуумную колонну (АВТ), которую после реконструкции планируется использовать для выделения более маржинального продукта – вакуумного газойля (ВГО) из мазута М-40, который выраба­тывается сейчас на АТ. Благодаря вакуумной колонне выход мазута предприятие рассчитывает снизить до 12-15% от нефти с нынешних около 30%.

Ближайшие планы завода предусматривают увеличение мощности переработки до 650-700 тыс. тонн нефтяного сырья и строительство новой эстакады, которая будет осуществлять налив в железнодорожные цистерны как светлых, так и темных нефтепродуктов.

«(В 2015 году) должны построить эстакаду тактового налива – это самая современная эстакада, которая отвечает всем требованиям – одна цистерна наливается 14 минут, каждый вагон будет взвешиваться, все автоматизировано», – сказал Чесновицкий.

Однако, признают руководители НПЗ, к 2025 году потребуются серьезные инвестиции в производство для того, чтобы удержаться на рынке. «Думаю, лет на 10 хватит этого завода (после удвоения мощности), а дальше перспектива у него, конечно, никакая, если мы не сделаем чего-то кардинального. То есть надо увеличивать мощ­ность и делать процессы, которые будут конкурентные и не только на сегодняшний день», – отмечает Чесновицкий.

ОПАСНОЕ НАСЛЕДСТВО

Дорога к воротам Ярославского НПЗ идёт по высокой насыпи, открывая внизу тёмные пятна прудов неправильной формы – головную боль владельцев завода и исходящую от него потенциальную угрозу.

Старая технология выделения основы масел предусматривала применение специальной очистки концентрированной серной кислотой, при этом отходы – кислые гудроны – сбрасывались в пруды-накопители, расположенные под открытым небом.

Менделеев-Групп предстоит утилизировать 300 тыс. тонн кислых гудронов с последующей рекультивацией земель. «Я думаю, год-два и мы справимся с этой проблемой. Причем из отходов мы получаем неплохое печное топливо», – сказал Жеглов.

Близость Волги, ниже по течению которой миллионный Ярославль, делает всякую нештатную ситуацию с отходами угрозой масштабного экологического бедствия. Проблем добавляет и отсутствие ограждений вокруг прудов – в них иногда попадают животные. «Гудрон образует корку на поверхности – лёгкого зверя она выдерживает, мы часто следы видим. А вот лось попал – тот провалился, пришлось вытаскивать».

ЯНПЗ занимает значительную для его нынешнего объёма производства территорию, выходящую к берегу Волги – у завода есть даже собственная пристань.

«Хотите посмотреть, где работал Менделеев? Дотронуться, так сказать, до прошлого», – директор жестом пригласил спуститься по склону к нижней части завода, расположенной ближе к Волге. «Вот лаборатория. Здесь когда-то работал Дмитрий Иванович. А вот тропинка, по которой он, наверное, сюда спускался сверху, – показал он кивком. – Говорят, что от сварливой жены тут скрывался, ну, а потом, сами знаете – женился второй раз».

Маским Назаров, Алексей Ярковой

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor