Нефтегазовый еженедельник RPI: Нефтегиганты сдают рыночные позиции из-за падения цен

Стремительное падение цен на нефть заставляет мировых лидеров отрасли продавать активы, сокращать инвестиции и уступать долю рынка небольшим и государственным компаниям.

По оценке аналитиков Morgan Stanley, 7 крупнейших нефтяных корпораций мира – Royal Dutch Shell, BP, Exxon Mobil, Chevron, Total, ENI и Statoil – уже в прошлом году имели совокупный дефицит наличных средств $55 млрд. Их операционный поток наличности составлял $207 млрд, но компании инвестировали $209 млрд и выплатили $53 млрд в виде дивидендов.

Нефтегиганты обещали акционерам улучшение финансовых показателей в этом году, планируя сократить капиталовложения и операционные расходы, выросшие в предыдущие годы за счет таких крупных и проблемных проектов, как Кашаган в Казахстане и Gorgon в Австралии, каждый из которых оценивается более чем в $50 млрд.

Но начавшееся в 2014 году падение мировых цен на нефть не оставляет нефтяным корпорациям иного выбора, кроме продажи долей в проектах, месторождений и перерабатывающих предприятий. А с учетом того, что в предыдущие 4 года вышеупомянутые 7 компаний уже избавились от активов стоимостью $150 млрд, из супергигантов они превращаются в «мини-гигантов», снижая свою способность влиять на мировые цены.

«Нефтяные компании становятся все более осмотрительными, и такая тенденция продолжится при снижении цен на нефть… Вполне очевидно, что бизнес становится нерентабельным при цене Brent ниже $100», – сказал Чарльз Уолл, управляющий фондом Investec Asset Management, который покупает, помимо прочих, акции Shell, Total, Chevron, Exxon и Statoil.

В прошлом году большинству нефтяных гигантов нужны были цены на нефть $120-130 за баррель, чтобы не понести убытки без заимствований, продажи активов и снижения выплат акционерам в виде дивидендов и выкупа акций.

По расчетам Morgan Stanley, с учетом планируемых сокращений расходов, к 2016 году компании смогут сохранить рентабельность при цене $110 за баррель, а падение цен на каждые $10 означа­ет сокращение прибыли на 12%.

Потеря контроля

Исторически на мировом рынке при значительном падении цен компании сокращали инвестиции, а значит – и добычу сырья, отчего цены начинали расти, позволяя корпорациям начать новый инвестиционный цикл.

Но в этот раз ситуация несколько иная: международные цены на нефть последние годы удерживались на высоком уровне, хотя недостатка ресурсов сырья на рынке не было.

Одновременно размывалась и рыночная доля крупных нефтегазопроизводителей: в 2003 году Exxon, Shell, BP, Total, Chevron и Eni добывали 11,5 млн барр./сут. жидких углеводородов, что составляло 14,5% мировой добычи, а в 2013-м – 9,5 млн барр./сут. или 10,4% мирового производства.

Роль небольших и средних нефтяных компаний, напротив, росла. Так, в США добычей сланцевой нефти, перекроившей мировой баланс поставок, занимаются в основном средние и небольшие компании, в том числе Anadarko, Apache, Occidental и Devon.

Благодаря совершенствованию технологий себестоимость производства сырья упала: по расчетам аналитиков Barclays, 90% добычи на главном американском месторождении Bakken останется рентабельным, даже если нефть подешевеет до $60 за баррель.

Неприкосновенные дивиденды

Многие аналитики отмечают, что компаниям не удастся сэкономить на дивидендах, так как это может вызвать гнев акционеров.

«Когда цены упадут ниже $90, компании начнут замораживать проекты, но дивиденды они снизят в последнюю очередь», – сказал аналитик инвестиционного банка BMO Иэйн Рид. По мнению экспертов, текущие котировки акций Exxon и Eni соответствуют цене нефти $102 благодаря дивидендным выплатам.

Дивидендная доходность некоторых ведущих нефтяных компаний составляет 6%; для сохранения выплат они фактически пожирают сами себя, готовясь продать активы на десятки миллиардов долларов в ближайшие годы, если верить источникам в банках и нефтяной отрасли.

В прошлые годы компании могли получать дешевые кредиты: дивидендная доходность всех лидеров отрасли, кроме Exxon, превышала стоимость заимствований. Но если процентные ставки по кредитам пойдут вверх, компании не смогут поддерживать дивиденды на нынешнем уровне даже за счет заемных средств.

Чтобы выжить, можно объединиться: падение цен на нефть в конце 1990-х годов вызвало ряд крупных сделок, в результате которых возникла «большая семерка»: BP купила Amoco и Arco, Exxon приобрела Mobil, а Total – Elf и Fina. Но такой шквал слияний вряд ли повторится, считают аналитики.

«Я думаю, большинство грандиозных слияний уже позади. Трудно представить, например, слияние французской Total и англо-американской BP», – сказал специалист по слияниям и поглощениям крупного американского банка на условиях анонимности.

«Сегодняшняя стратегия лидеров заключается в финансовой дисциплине, а не в мегаслияниях», – согласен с ним Рид из BMO.

Рон Буссо, Дмитрий Жданников

Подробнее о Нефтегазовом еженедельнике Russian Petroleum Investor